«Проблему «Пушкинского дола» должны решить на федеральном уровне» | Голос Кубани

«Проблему «Пушкинского дола» должны решить на федеральном уровне»

История «Пушкинского дола» — так и не состоявшегося коттеджного поселка в Геленджике, не раз попадала на страницы СМИ.

Во многом, благодаря определенной славе «Черноморской финансовой компании», аффилированной с бывшим вице-губернатором Краснодарского края, затем депутатом Госдумы от «Единой России» и «Справедливой России» Александром Ремезковым и Романом Баталовым — зятем бывшего губернатора Краснодарского края.

Кратко напомним ее: аффилированная Ремезкову компания выиграла на конкурсе право аренды нескольких больших лесных участков в пригороде города-курорта, после чего разбили их на более чем 400 небольших, переуступив право аренды частным лицам. Продажа права аренды велась через «Черноморскую финансовою компанию» и компанию исполнявшую функцию риэлтора — ООО «Старт-Инвест».

Приобрести землю в Геленджике, да еще по бросовой цене, согласились сотни человек со всей страны. Им показывали проект генплана Геленджика, по которому эти земли должны были изъять из лесного фонда, после чего на участках можно строить капитальные дома. Но не судьба – Минприроды отказал в согласовании выдела, а в утвержденный в конце прошлого года в генплан города Геленджик «Пушкинский дол» не попал.

Картинка с рекламного сайта коттеджных поселков на берегу моря «проект-классики.рф» (сейчас недоступен)

О том, как найти выход из непростой ситуации, заложниками которой стали 158 человек, купивших участки в пригороде Геленджика, «Голосу Кубани» рассказал их адвокат Михаил Беньяш:

— Около месяца назад ко мне обратились люди, арендующие участки в «Пушкинском доле». Они выступают потерпевшими по уголовному делу, рассмотрение которого в конце апреля начал городской суд Геленджика. Кроме того, у людей накопилось большое количество проблем, связанных с землей, определением категории земельного участка и расторжением договоров аренды.

— После знакомства с уголовным делом, какая картина сложилась у вас? Кто, в конечном итоге, виноват в том, что при первоначальном включении в проект генплана Геленджика участки «Пушкинского дола» в итоге не были присоединены к городу?

— Изначально было большое лобби, которое и позволило сделать первые шаги к изменению статуса земли. Но уже в конце 2014 года начались проблемы. Именно тогда, насколько я помню, Минприроды России отказало в согласовании генплана Геленджика по этим кварталам. Причиной стало то, что по закону изменение границ лесопарковых зон, зеленых зон и городских лесов, которое может привести к уменьшению их площади, не допускается. Забирая часть леса, нужно предоставить министерству природных ресурсов другой земельный участок, который войдет в земли лесного фонда. Но этого сделано не было.

Был еще вопрос, в котором мы разбираемся – на каком этапе «забуксовало» согласование изменения целевого назначения участка. Генплан Геленджика согласовывался несколько лет и далеко не на всех этапах ставился вопрос о включении участка «Пушкинского дола» в городскую черту. Если мы посмотрим техзадание генплана, документы лесхоза, то увидим, что эти кварталы не были предметом согласования. Чтобы согласование было получено, такой вопрос должен был поставлен перед соответствующими надзорными структурами, это сделано не было.

Опустив многие вопросы, в том числе конфликт интересов, ведь выгодоприобретателями участков оказались лица, близкие к бывшему руководству края, то команда работала спустя рукава – либо не понимали, как законно провести переоформление целевого назначения участка, либо рассчитывали на лобби. То, что экс-губернатора Александра Ткачева перевели в Москву в какой-то степени нарушило их планы, если бы он остался в Краснодаре, то скорее всего, дело довели бы до конца.

— Нельзя обойти и следующий вопрос: люди покупали именно земли лесного фонда. В договоре было четко прописано и обременение данных участков, там нельзя строить капитальные дома… Получается, граждане настолько доверчивые, что пошли за рекламой?

— Люди говорят, что им обещали именно коттеджный поселок. Да, их предупреждали, что это земли лесного фонда и здесь запрещено капитальное строительство, можно строить только легкие конструкции.

При этом существующие на данный момент законодательные нормы позволяют судам произвольно трактовать что такое недвижимость.

Зачастую суды ориентируются на позицию более сильного, которым в данном случае выступает администрация Геленджика и краевое министерство природных ресурсов. Если власти говорят, что легкие домики — это недвижимость, суды соглашаются с их позицией. Были даже такие случае: городской суд Геленджика принял сторону ответчика, согласился с тем, что легкие конструкции не являются капитальной недвижимостью. Но в апелляции это решение отменено и строение становится недвижимостью.

Представители лесного фонда говорят, что если есть хоть небольшое углубление в земле, те же сваи, то это уже фундамент и строение является капитальным. В других регионах страны и у органов власти, и у судов совершенно противоположная позиция. Неопределенность в этом вопросе – проблема федерального масштаба. Законодательство у нас позволяет произвольно трактовать эти нормы, так как более удобно правоприменителю. В схожих случаях выносятся противоположные решения судов, в том числе и в Геленджике. Более того, такая правовая неопределенность, отсутствие четкого критерия в законодательстве поощряет коррупцию.

— Насколько я знаю, это не единственная правовая коллизия в деле «Пушкинского дола»

— Около года назад в сформировавшийся поселок приехал следователь следственного управления МВД и описал возведенные конструкции, признав их вещественными доказательствами. С этого времени они переданы на ответственное хранение проживающим в них семьям. При этом суды выносят решения о их сносе. Как поступить? С одной стороны, это вещдок, который запрещено трогать, с другой есть решение суда о сносе, потому что министерство природных ресурсов Краснодарского края считает его самовольными строениями. Один орган власти говорит снести, другой – сохранить.

— В интервью «Радио Свобода» вы говорили, что краевое министерство природных ресурсов пытается выселить людей, разорвать с ними договора аренды, ссылаясь на некие пени – штраф за просрочку платежей. Как возникли эти просрочки?

Граждане иногда допускали просрочки, но на небольшой период. Иногда из-за особенностей работы бухгалтерии министерства природных ресурсов деньги уходили на другой счет. Люди вносили аренду, рассчитывались перед государством, но они оказывались на другом бюджетном счете. На основании этого начисляли пеню, которая в ряде случаев составляет меньше 40 рублей. Так вот, из-за этой пени теперь хотят разорвать договора аренды. Пеня не является основанием для расторжения договора, поводом для этого могут стать длительные просрочки, о которых мне не известно.

— Какой выход вы видите из ситуации с «Пушкинским долом»? Как должна повести себя власть?

Министерство природных ресурсов Краснодарского края должно оставить в покое людей, потому что сегодня, складывается впечатление, их банально хотят выжить из «Пушкинского дола», зачистить участок. Согласен, с теми, кто не платит за аренду, нужно расторгать договора аренды, если же возникла незначительная пеня – разберитесь в причинах ее появления. Вторым шагом должно стать завершение начатого – участки должны войти в городскую черту Геленджика, для этого необходимо изменить категорию земель. Процесс, бесспорно, очень тяжелый, для его завершения нужна политическая воля, потому что добиваться его завершения нужно на федеральном уровне.

Когда мы начали разбираться, на каком этапе проект «Пушкинского дола» стал буксовать, где возникли проблемы, представители власти кивают друг на друга. Муниципалитет говорит, что это лесхоз, лесхоз – муниципалитет перед нами не поставил такой вопрос, все друг на друга ссылаются, все не виноваты. А в конечном итоге 400 семей оказались на улице. Многие брали эту землю в ипотеку, продавали единственное жилье, а сейчас живут в вагончиках. У людей нет воды, в качестве технической они используют дождевую воду. Представляете, XXI век, развитый Краснодарский край, а люди живут как в первобытных условиях.

— Не секрет, что вы поддерживаете «Партию Прогресса» и Алексея Навального. Затянувшаяся ситуация с «Пушкинским долом» как-то повлияла на мировоззрение, политические взгляды обманутых людей?

Сейчас по инициативе властей идет маргинализация граждан, ставших заложниками ситуации с «Пушкинским долом». Это простые обыватели, которым, по большому счету, было плевать на выборы и политическую повестку. Но если они окажутся выгнанными на улицу, лишаться последних квадратных метров и крыши над головой, то они будут вынуждены задаться вопросами, которые относятся к политике. Многие из дольщиков уже говорят, что станут наблюдателями на сентябрьских выборах в Законодательное собрание и грядущие выборы президента России. Такие планы уже есть, и они не скрываются. Представьте, более 150 независимых наблюдателей, они с легкостью «закроют» все избирательные участки Геленджика. Предварительные обсуждения с рядом структур, от которых они могут прийти на участки, по этому поводу уже прошли. Десятки людей готовы стать наблюдателями и даже выйти на улицы, если власть будет продолжать игнорировать их проблему.

Читайте также: