Кубанский трансгендер рассказал о смене пола | Голос Кубани

Кубанский трансгендер рассказал о смене пола

Краснодарец рассказал «Голосу Кубани» о том, как проходят операции по смене пола.

Сообщение о парне из Йошкар-Олы, собирающим деньги на операцию по смене пола в Краснодаре, вошла в топ кубанских новостных лент. Еще бы – сделать трансплантацию согласились медики одного из самых консервативных регионов России, известных запретами концертов и казачьими патрулями.

Как выяснил «Голос Кубани», в самом Краснодаре в настоящее время живет несколько десятков трансгендеров, хирургически изменивших пол и стоящих на учете у эндокринологов в обычных поликлиниках. Вот история одного из них:

transgender_pride_by_stigsjouney-d67h140

— Последние десять лет живу в Краснодаре, до этого вместе с родителями и младшим братом жил в одном из райцентров. С подросткового возраста ощущал себя не в том теле, — рассказывает 27-летний Даниил Л. – Каких-то проблем с окружающими практически не было, вокруг меня понимающие друзья, всегда чувствовал их поддержку.

 

Собеседник, поменявший пол с женского на мужской, признается – осознание идентичности приходило не сразу и по мере его он делился с близкими своими ощущениями. Сначала захотелось носить мужскую одежду, затем прическу. На вопросы отвечал просто и правдиво – мне так удобнее. Иногда даже говорить ничего не приходилось, друзья понимали без слов и принимали его таким. На краснодарских улицах, правда, возникали спорные моменты и конфликтные ситуации, прохожие не могли понять парень перед ними или девушка.

— Если бы я был трансгендерной женщиной (обладателем мужского тела, чувствующего себя женщиной – прим.авт.) пришлось бы намного сложнее, знаю истории от таких краснодарских знакомых, которых порой воспринимают неадекватно. Когда человек видит необычное, он не может понять, что это, у него что-то отключается в голове, он перестает быть разумным, — улыбается Даниил. – К счастью, мне повезло. И родные, и друзья, и на работе меня воспринимают нормально. Если честно, о своем самоощущении рассказал на работе только когда речь зашла о смене документов, но уже тогда догадался, что коллеги все прекрасно понимали. Отдельное спасибо начальнице, она у меня понимающий, образованный человек, которая не видит в этом проблемы.

К слову, Даниил Л. работает в одном из государственных учреждений культуры.

Когда зашла речь о смене пола, он выбрал Санкт-Петербург – знакомый посоветовал врача, с которым начал переписываться по электронной почте. Тот пригласил на комиссию факультета клинической психологии Санкт-Петербургского медицинского университета.

— Никто не сделает операцию без достаточно длительного наблюдения комиссии, в которую входят психологи, сексологи, психиатры. Я, как и остальные, проходил множество как общепсихологических, так и специальных тестов – от больших опросников до просьбы нарисовать животное, — продолжает краснодарец. – Такие встречи и проверки делают для того, чтобы понять насколько нужна человеку коррекция пола, реальны ли проблемы с самоидентификацией или это просто временное эмоциональное состояние. Также проверяют адекватность, социальную зрелость, социализацию пациента. Хотя, в принципе, опытный врач видит все с первого взгляда.

В Санкт-Петербург Даниил прилетал трижды, остальное время общался с врачом через электронные письма. Комиссия в итоге выдала документ о необходимости операции по смене пола. Наш собеседник прошел только первую часть трансформации – ему удалили молочные железы, этого уже достаточно для получения новых документов уже на мужское имя. Обошлась операция в 100 тысяч рублей.

— Заграничные медицинские центры сразу отпали, там подобная операция стоит минимум в два раза дороже. Хотя в некоторых странах для граждан она бесплатна. Я же откладывал на операцию с зарплаты, — делится краснодарец.

Уже через несколько недель он вернулся на Кубань с рекомендацией врачей о смене паспортного пола. Так как молодой человек прописан в одной из станиц, поначалу он не решился заменить документы там и обратился в краснодарский загс.

— Попал на прием к заведующей одного из внутригородских загсов. Ко мне отнеслись абсолютно адекватно, но объяснили – смена пола может быть произведена только по месту регистрации или рождения, поэтому пришлось ехать домой. Неожиданно, но в станице также никаких вопросов у работников загса не возникло, — продолжает Даниил С. – А вот некоторые врачи, прежде всего из-за незнания ситуации, относятся странно.

Например, пожилая женщина-хирург, когда я обратился к ней сразу после операции и детально объяснил произошедшее, почему-то посылала меня в онкоцентр, считая, что я удалил железы из-за рака. Врач-эндокринолог, несмотря на объяснения, была убеждена, что я гермафродит, хотя таким не являюсь и пока не менял первичные половые признаки. Основной проблемой трансгендеров на Кубани остается нехватка квалифицированной медицинской поддержки, так как мало кто из эндокринологов может правильно контролировать процесс гормонотерапии, из-за их невысокой информированности о гормональном сопровождении трансгендеров.

Но в целом, убежден краснодарец, во всех учреждениях здравоохранения он встречает адекватную реакцию. Так, он состоит на учете у эндокринолога, который выписывает гормональные препараты.

— Сейчас они сильно подорожали. Я покупаю хороший препарат, это ампула с гормонами, которую хватает на три месяца. Стоит она около пяти тысяч. Но другой препарат, которым я пользовался раньше, еще полтора года назад стоил 700 рублей за пять ампул, сегодня одна его ампула стоит около тысячи, хватает ее на пару-тройку недель, — объясняет Даниил Л.

Лично он знает, как минимум, пятерых сменивших пол трансгендеров в Краснодаре. С учетом того, что далеко не все они стремятся к открытости и общению с такими же людьми, всего в кубанской столице может проживать несколько десятков человек, официально сменивших пол.

Читайте также: