Заключенный правозащитник Ачилов: ФСБ незаконно уничтожила прослушки | Голос Кубани

Заключенный правозащитник Ачилов: ФСБ незаконно уничтожила прослушки

Юрист «Геленджикского правозащитного центра» Зуфар Ачилов считает незаконным действия ФСБ, уничтожившей материалы оперативно-розыскной деятельности по его делу. Кроме того, незаконным правозащитник считает сам факт прослушки, которая, по его мнению, проводилась без официальных оснований. Сейчас он отбывают тюремный срок в саратовской колонии.

Согласно статье 5 закона «Об оперативно-розыскной деятельности», данные прослушекФото 03.10.15, 14 30 05 уничтожаются через год, но лишь в отношении тех лиц, чья виновность не доказана. Поскольку правозащитникам вынесен приговор, ФСБ, по закону, не имела права уничтожать эти данные. Однако Новороссийская служба Управления ФСБ по Краснодарскому краю ответила Зуфару Ачилову, что «все материалы ОРД, в т.ч. оригиналы судебных и иных постановлений, были уничтожены установленным порядком». При этом улицу Сокурский тракт чекисты почему-то называют Сокурским трактатом.

Приговор членам «Геленджикского правозащитного центра» был вынесен летом 2013 года. Как посчитал городской суд, Зуфар Ачилов, а также его коллеги Владимир Иванов, Валерий Семергей и Гагик Аванесян занимались вымогательством, в связи с чем виновны по статье 163 Уголовного кодекса. Председатель организации Владимир Иванов тогда получил 13 лет колонии, Зуфар Ачилов – 11 лет, Семергей и Аванесян приговорены к 8 годам каждый. Ни один из них с обвинением не согласился, считая приговор политически мотивированным.

Суть обвинения в том, что правозащитники пикетировали незаконные стройки, при этом подавая иски о сносе, а потом вымогая у застройщиков деньги. По версии следствия, за невмешательство в строительство застройщик Альберт Петросян передал им два миллиона рублей. Но интересно, что при задержании пакет с деньгами находился в руках у некоего Зурабова, который является родственником Петросяна. Более того, на руках правозащитников не было люминисцентного порошка, которым были помечены купюры: оперативники положили задержанных лицом на пол, надев им наручники, после чего насыпали порошок задержанным на руки.

В суде одним из доказательств была упомянутая прослушка телефонных переговоров правозащитников. Как выяснилось, это мероприятие проводил отдел ФСБ по Новороссийску, ответственный и за Геленджик. Но постановление о проведении прослушки было по статье 282, тогда как судили их по статье «вымогательство». Позже правозащитники затребовали судебные постановления, на основании которых прослушивались их телефонные переговоры. ФСБ смогла предоставить некое судебное постановление, в котором не было ни печати, ни даже фамилии судьи. В октябрьском суде Новороссийска официально сообщили, что таких постановлений не выносилось.