В СКР Краснодара исчезли вещдоки — iPhone и деньги | Голос Кубани В СКР Краснодара исчезли вещдоки — iPhone и деньги | Голос Кубани

В СКР Краснодара исчезли вещдоки — iPhone и деньги

Следователи не могут найти изъятые в качестве вещественных доказательств деньги, смартфоны, диски с оперативными записями

На руках – утвержденное в этом январе руководством следственного управления Следственного комитета России по Краснодарскому краю заключение по результатам служебной проверки. Десятистраничный документ посвящен пропаже признанных вещественными доказательствами по уголовному делу 12200 рублей, мобильных телефонов iPhone и Samsung, дисков с записями оперативно-розыскных мероприятий. В заключении подтверждается факт исчезновения вещдоков, которые двое следователей не сдали в камеру хранения, однако руководство посчитало нецелесообразным привлекать их к ответственности, так как с момента совершения проступка прошло более полугода. На это обратило внимание издание «Обзор».

Представьте ситуацию: вас обвинили в преступлении. В рамках расследования уголовного дела следователь может признать вещественными доказательствами и забрать практически все, что его душе угодно: от смартфона и компьютера до семейного фотоальбома, одежды или предметов интерьера. С началом судебного разбирательства выясняется, что… вещдоки пропали. Причем ценны они не только материальной составляющей, но и находящейся на носителях информацией, которую адвокат может использовать в качестве доказывающих невиновность аргументов. Теперь же сделать это, перепроверив трактовку следователем результатов оперативно-розыскной деятельности, невозможно. Даже если суд оправдает вас, изъятое имущество никто не вернет. Что это как не откровенный грабеж с использованием служебного положения?

Проверка проводилась в отношении старшего следователя следственного отдела по Центральному округу Краснодара 24-летнего лейтенанта Марата Меликяна и следователя по особо важным делам того же отдела 31-летнего майора Антона Шалыганова.

Выводы заключения по материалам служебной проверки

Установлено, что в октябре 2015 года старший следователь Меликян возбуждает в отношении сотрудника ГИБДД уголовное дело № 15037142 по ст. 290 УК РФ («Получение взятки»). В ходе доследственной проверки следователем изъяты 12200 рублей, марлевые тампоны со смывами рук задержанного, а позже из УФСБ поступили шесть компакт-дисков с результатами оперативно-розыскной деятельности, в том числе телефонной прослушки обвиняемого. Затем дело передается следователю Шалыганову, принявшему материалы без составления акта приема-передачи. В июне 2016 года этот следователь изымает у обвиняемого уже смартфоны.

— Таким образом, в ходе проверки установить местонахождение вещественных доказательств по уголовному делу № 15037142 – денежных средств… мобильных телефонов… которые согласно постановлению следователей Меликяна и Шалыгина переданы на хранение в камеру хранения вещественных доказательств СО по ЦО г. Краснодар куда они фактически последними не помещались, не представилось возможным, — говорится в материалах служебной проверки.

Третьим по уже завершенному расследованию оказался следователь Калашников. Он также принимает уголовное дело без составления акта приема-передачи, при этом не помнит, получал ли вещдоки из камеры хранения или лично от коллеги Шалыганова.

Получается, вещдоки, в том числе результаты оперативно-розыскной деятельности и дорогостоящие смартфоны пропали, но куда – в СКР не смогли установить. Пропали и все. При этом руководство отдела криминалистики посчитало, что наказывать следователей не стоит:

— Учитывая, что с момента совершения дисциплинарного проступка Меликяном и Шалыгановым прошло более шести месяцев, вопрос о их дисциплинарной ответственности не рассматривать.

Адвокат ассоциации «Агора» Александр Попков рассказал «Обзору», что не раз слышал от коллег о подобных утерях вещественных доказательств.

— Когда я сам служил в правоохранительных органах, однажды по делу об убийстве нам не передали вещественные доказательства, которые, как потом выяснилось, были утеряны полицейскими. Почему сложилось такое отношение? Здесь несколько причин, в том числе (скажу в оправдание следователей) их огромная загруженность. С другой стороны в ведомствах существует некая атмосфера панибратства, все друг с другом на «ты», все друг друга подстраховывают, могут запросто договориться сначала передать материалы уголовного дела, а вещественные доказательства потом – это обычная практика. Акты приемки-передачи вещдоков очень часто подписываются задним числом. Так что можно говорить о совокупности факторов. В конкретном случае утеря материальных ценностей и данных оперативной прослушки может причинить ущерб гражданину, поэтому склоняюсь к мнению, что в отношении следователей может быть возбуждено уголовное дело.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.