В Адыгее суд прекратил дело об экстремизме эколога Валерия Бриниха | Голос Кубани

В Адыгее суд прекратил дело об экстремизме эколога Валерия Бриниха

Александр Попков и Валерий Бриних

Уголовное дело об экстремизме в отношении директора Института региональных биологических исследований, известного в городе эколога Валерия Бриниха, которого судили за статью «Молчание ягнят», прекратили за отсутствием состава преступления.

Об этом сообщает адвокат Международной правозащитной группы Агора Александр Попков, представляющий интересы Бриниха вместе с адвокатом Андреем Сабининым.

«Последним аргументом для такого решения стала проведенная по делу Институтом криминалистики ФСБ экспертиза, которая также не нашла признаков экстремизма в статье эколога. А всего было 4 заключения специалистов и 3 экспертизы, и только одна в пользу обвинения. Это дело длилось почти 3 года», — рассказал адвокат Попков.

Как сообщал «Голос Кубани», «Дело Бриниха» вызвало широкий общественный резонанс. Совет при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека взял на контроль дело эколога.

Напомним, что следственный комитет РФ по Адыгее предъявил обвинение в пособничестве экстремизму директору Института региональных биологических исследований, известному в Майкопе экологу Валерию Бриниху.

По данным следствия, в сентябре 2014 года Бриних подготовил статью «Молчание ягнят», описывающую проблемы свиноводства в Республика Адыгея, и передал ее неустановленным лицам для распространения в интернете. В том же месяце неустановленное лицо от имени Бриниха разместило материал на одном из сайтов. Согласно выводам экспертов, в статье содержатся высказывания, в которых негативно оценивается группа лиц, объединенных по признаку национальности «адыгейцы», и которые способствуют унижению человеческого достоинства по признакам национальности.

Материал Бриниха был посвящен экологическим проблемам, возникшим из-за деятельности свиноводческого комплекса одной компании в Теучежском районе Адыгеи.

С предъявленным обвинением Бриних и его защитник были не согласны и называли его абсурдным, поскольку оно «жестко нарушает принцип свободы слова и свободы выражения мнения».