"Российская ЛГБТ-сеть" намерена обратиться в Гаагу в связи с преследованиями геев в Чечне | Голос Кубани

«Российская ЛГБТ-сеть» намерена обратиться в Гаагу в связи с преследованиями геев в Чечне

Ситуация с насилием над геями в Чечне подпадает под статью о преступлениях против человечности Римского статута Международного уголовного суда, считает член совета организации.

Ситуация с преследованиями и убийствами гомосексуалов в Чечне нарушает Римский статут Международного уголовного суда и подпадает под статью о преступлениях против человечности, уверен член совета «Российской ЛГБТ-сети» Игорь Кочетков. Организация изучает механизмы подачи заявления и планирует обратиться с иском в Гаагский суд, сообщил он в интервью «Медузе», опубликованном в воскресенье, 16 апреля.

«Массовость, особое отношение, направленность репрессий по определенному признаку, организованный характер и организаторы — представители власти. Федеральные власти могут вмешаться, но пока этого не делают», — отметил Кочетков.

По его словам, чеченские геи запуганы и никому не доверяют. «Они привыкли к тому, что они люди последнего сорта… Им сложно представить, что кому-то они небезразличны, что кто-то хочет сохранить их жизнь», — заявил он. Угрозу для их жизни, по словам представителя организации, представляют даже их родственники. Геи «четко понимают, что те готовы их убить», добавил он.

Глава совета «Российской ЛГБТ-сети» Татьяна Винниченко сообщила, что выживших после пыток в чеченских тюрьмах геев отдают родственникам с инструкцией совершить убийство чести. Она также рассказала, что группы мужчин из Чечни приезжают в Москву и разыскивают своих родственников, которых считают геями, есть случаи насилия.

Один из чеченцев, которому сейчас помогает «Российская ЛГБТ-сеть», в интервью «Медуза» на условиях анонимности рассказал о пытках в тюрьме. «Первые несколько часов били. У меня здесь была сильная гематома, ребра сломали. Потом ток. Специальная катушка такая, прищепки железные на уши или на руки — и начинали. Я выдерживал. Морально — куда больнее», — сообщил он, добавив, что провел в тюрьме неделю без воды и еды.

По словам собеседника издания, он знает имена людей, которых убили родственники. «Назад у меня шага нету. Я сейчас еду неизвестно куда, я не знаю, что со мной будет. Я знаю одно: если я перееду, я устроюсь и заберу свою семью. И не то что мои дети — мои даже внуки в Чечню не поедут», — заверил он.