Приговор экс-сотруднику ЮКОСа Пичугину оставлен в силе | Голос Кубани

Приговор экс-сотруднику ЮКОСа Пичугину оставлен в силе

За делом Алексея Пичугина следит Комитет министров Совета Европы, заявила адвокат экс-главы службы безопасности ЮКОСа. Президиум Верховного суда РФ во второй раз отказался пересматривать приговор.

Президиум Верховного суда России оставил в силе приговор, вынесенный бывшему главе службы безопасности нефтяного концерна ЮКОС Алексею Пичугину. «Приговор оставить без изменений, жалобу защиты — без удовлетворения», — заявил судья в среду, 8 ноября, в ходе рассмотрения требования адвокатов пересмотреть дело Пичугина в связи с решением Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ).

По словам адвоката Алексея Пичугина Ксении Костроминой, дело ее подопечного «находится на контроле» у Комитета министров Совета Европы. Костромина напомнила, что ЕСПЧ уже вынес решение по первому уголовному делу Пичугина и признал нарушения, но приговор не был отменен. «Поэтому его считают неисполненным и на каждом заседании комитет возвращается к этому вопросу», — пояснила адвокат.

Повторный отказ

В 2005 году Алексей Пичугин был приговорен к 20 годам лишения свободы в колонии строгого режима. Суд объявил его виновным в организации убийства бизнесменов Сергея и Ольги Гориных. Позднее против Пичугина возбудили второе уголовное дело, по которому экс-сотрудник ЮКОСа, отрицающий свою вину, получил пожизненный срок. Его обвинили в организации еще нескольких убийств, в том числе мэра Нефтеюганска Владимира Петухова.

В 2012 году ЕСПЧ признал несправедливым процесс против Пичугина и присудил ему в качестве возмещения морального ущерба около 9500 евро. Однако через год президиум Верховного суда РФ отказался пересматривать приговор.

В июне 2017 года ЕСПЧ признал преследование Алексея Пичугина незаконным и единогласно постановил выплатить ему более 15 тысяч евро  качестве компенсации за нарушение права на справедливое судебное разбирательство (пункты 1 и 2 статьи 6-й Конвенции о защите прав человека и основных свобод). ЕСПЧ также пришел к выводу, что в деле Пичугина российские суды оценивали и признавали доказательства таким образом, что возник дисбаланс между защитой и обвинением.