Очередной законопроект угрожает заповедной системе России | Голос Кубани Очередной законопроект угрожает заповедной системе России | Голос Кубани

Очередной законопроект угрожает заповедной системе России

Заповедники и нацпарки снова под угрозой разрушения.

2 ноября для общественного обсуждения опубликован разработанный Минэкономразвития России проект федерального закона «О внесении изменений в Земельный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации (в целях перехода от деления земель на категории к территориальному зонированию)».

В представленной редакции законопроект несёт серьёзную угрозу всей уникальной системе особо охраняемых природных территорий России, которой в прошлом году исполнилось 100 лет.

Дело в том, что согласно статье 57 Законопроекта:

Со дня официального опубликования настоящего Федерального закона и до 1 июля 2023 года:

  1. органы исполнительной власти, осуществляющие управление особо охраняемыми природными территориями федерального или регионального значения, осуществляют установление границ указанных территорий, исключая из их границ территории, не имеющие природоохранного назначения: земли, занятые населёнными пунктами, линейными сооружениями, производственными зданиями, объектами недропользования и другими подобными сооружениями, нахождение и эксплуатация которых в границах особо охраняемой территории не соответствует целям её создания;

4) земельные участки, ранее находившиеся в составе особо охраняемых природных территорий, используемые для ведения сельского хозяйства, и исключённые из состава лесничества (лесопарка) или особо охраняемой природной территории, подлежат включению в состав зон сельскохозяйственного назначения.

Данные нормы фактически означают, что из границ особо охраняемых природных территорий, включая государственные природные заповедники и национальные парки, должны быть исключены значительные территории занятые населёнными пунктами, дорогами, линиями электропередач, месторождениями полезных ископаемых, сельскохозяйственными угодьями, что неминуемо приведёт к их фрагментации и деградации.

Совершенно непонятно, по каким критериям будет определяться, какие объекты не имеют природоохранного значения, нахождение и эксплуатация каких объектов в границах особо охраняемой территории не соответствует целям её создания. При этом, велика вероятность, что в случае исключения из ООПТ всех разведанных месторождений, значительная часть их полностью утратит ценность и перестанет выполнять возложенные на них функции.

Непонятно также, какие земли сельскохозяйственного назначения  должны исключаться из границ ООПТ и по какому принципу это должно происходить.

Отсутствие указанных критериев означает необоснованно широкие пределы принятия решений чиновниками, что является коррупциогенным фактором.

В то же время, для многих ООПТ наличие в них линейных объектов (дороги), населённых пунктов является важной составляющей выполнения ими основных задач — охраны территории, в том числе от пожаров, осуществление регулируемого туризма  отдыха, сохранение историко-культурного наследия. К чему может привести реализация этого законопроекта, проиллюстрируем на нескольких примерах.

Исключение «объектов недропользования»

В законодательстве отсутствует однозначная трактовка этого понятия. Это могут быть и месторождения, и лицензионные участки, и объекты, на которых уже ведётся разведка или добыча полезных ископаемых.

Если территории, занятые этими объектами, будут вырезаться из границ ООПТ, многие из них потеряют значительные площади. Вот, например, как выглядит природный парк «Нумто» в Ханты-Мансийском автономном округе:

Баллы от 1 до 5 по природной чувствительности от наименьшей до наибольшей;
a – накопленный ущерб; b – линейная и площадная промышленная инфраструктура;  c – проектируемая промышленная инфраструктура; d – площадные антропогенные нарушения; e – лицензионные участки; f – границы месторождений

На карте видно, что вся территория природного парка включена в границы лицензионных участков. Власти округа разрешили добычу в наиболее ценных частях парка. То есть, если закон вступит в силу и будет применён, к 2023 году парк должен быть ликвидирован.

К сожалению, это не единственный случай.

Лицензионные участки затрагивают территорию Большого арктического заповедника.

Всего под угрозой оказались пять заповедников («Большой Арктический», «Жигулёвский» «Ненецкий», «Тунгусский», «Чёрные земли»), шесть национальных парков («Бузулукский бор», «Нечкинский», «Нижняя Кама», «Русская Арктика», «Самарская лука», «Югыд ва»), и шесть заказников федерального уровня («Васпухольский», «Верхне-Кондинский», «Елизаровский», «Самурский», «Сарпиский», «Харпинский»).

Законопроект угрожает целостности Быстринского природного парка, входящего в границы объекта всемирного наследия «Вулканы Камчатки» — власти Камчатского края неоднократно пытались разрешить добычу полезных ископаемых на его территории.

Добыча полезных ископаемых связана со строительством инфраструктуры (дороги, трубопроводы), различными нарушениями (разливы нефти, пожары, загрязнения рек и озёр отходами буровых и взрывных работ). Естественно, территории не только самих месторождений, но и вокруг них быстро утратят свою природоохранную ценность.

Особенно показательна история национального парка «Югыд ва», включённого в границы первого российского объекта всемирного природного наследия ЮНЕСКО «Девственные леса Коми».

В 2009 году подведомственное Минприроды России Федеральное агентство по недропользованию выдало компании «Голд минералс» лицензию на добычу золота на месторождении «Чудное», расположенному на территории национального парка «Югыд ва» (Объект всемирного наследия «Девственные леса Коми»).

В 2010 году Минприроды России согласовало изъятие части территорий национального парка для разведки и добычи золота компанией «Голд минералс» (весь уставной капитал которой принадлежит четырём кипрским компаниям) и утвердило новое Положение о парке с изъятием этих.

В 2011 году на территории парка начались геологоразведочные, в том числе буровые и взрывные работы, в результате чего природным комплексам национального парка был причинён серьёзный вред.

Озеро Грубепендиты, загрязнённое в результате взрывных работ, когда-то было самым красивым в долине национального парка «Югыд ва»

В 2013-2015 годах положения о парке, которыми месторождение «Чудное» было исключено из его территории, дважды отменялось Верховным Судом РФ по иску Greenpeace России. Оба решения вступили в силу.

Арбитражный суд в 2016 году по иску прокуратуры обязал компанию «Голд минералс» освободить занимаемый ею участок и восстановить его. Однако, компания всеми способами оттягивает исполнение этого решения.  В результате, на территории парка до сих пор находятся производственные объекты «Голд минералс», что хорошо видно на космическом снимке.

Комитет всемирного наследия ЮНЕСКО неоднократно принимал решения о недопустимости разведки и добычи золота на территории объекта всемирного наследия. Последнее такое решение было принято на 42 сессии Комитета в 2018 году.

Тем не менее, власти Коми и Минприроды не оставляют попыток добиться возможности изъятия данного участка. Так, именно для этого Минприроды пыталось внести изменения в закон, чтобы разрешить изменения границ национального парка.

Параллельно с этим, Россия подала в ЮНЕСКО заявку на изменение границ объекта всемирного наследия «Девственные леса Коми», для исключения из его границ месторождения «Чудное». Заявка не была одобрена экспертами Международного союза охраны природы (МСОП), после чего Россия отозвала заявку.

А территориальным органом Федерального агентства по недропользованию вместо того, чтобы аннулировать лицензию на незаконную разработку месторождения на территории национального парка,  дважды в 2017 году вносились изменения в лицензию на разработку этого месторождения (Дополнение (изменение) к лицензии № 172 от 24.04.2017, Дополнение (изменение) к лицензии (№ 209 от 25.09.2017).

А уже в августе 2018 года Минприроды сообщило в Greenpeace, что «спорные вопросы о хозяйственной деятельности на лицензионной территории месторождения Чудное, расположенной в границах национального парка Югыд-Ва, в настоящее время не урегулированы». То есть, чиновники всё ещё надеются каким-то образом получить возможность добычи золота в парке.

При этом, единственно возможным способом разрешения добычи золота на территории парка является изменение действующего законодательства, позволяющее изымать земли национальных парков. Скорее всего, лоббисты добычи золота в «Югыд ве» имели отношение к появлению этого законопроекта.

Исключение линейных сооружений

Через многие ООПТ проходят дороги, линии электропередач, трубопроводы.

Вот так, например, выглядит территория национального парка «Мещерский»

Через территорию парка проходят дороги, ЛЭП, магистральные нефтепроводы

Однако, сейчас их использование строго регламентировано положением о национальном парке. Территории, занятые ими, нельзя расширить или использовать для каких-то других целей.

Однако, если закон вступит в силу, из территории парка будут вырезаны не только сами дороги, трубопроводы или ЛЭП, но и зоны их охраны (или полосы отвода). А это могут быть полосы ещё по 50 метров с каждой стороны. При этом, в полосе отвода автодороги допускается строительство объектов дорожной инфраструктуры (АЗС, Торговые центры и т. п.). Администрации ООПТ уже не смогут никак влиять на этот процесс.

Соответственно, территории будут разрезаны этими дорогами(фрагментированы), животные не смогут пересекать их или будут массово гибнуть под колёсами. Единый природный комплекс парка превратится в отдельные небольшие островки, которые быстро утратят свою ценность.

Исключение населённых пунктов и сельскохозяйственных земель

Если посмотреть на ту же карту национального парка «Мещерский», видно, что большую его часть занимают населённые пункты и земли сельскохозяйственного назначения.Такая же ситуация, например, в национальном парке «Самарская лука».

Кстати, по обоим этим паркам Минприроды утверждало положение, согласно которому на землях сельскохозяйственного назначения разрешалось любое строительство для нужд их собственников и пользователей (например, исходя из этого пункта там можно было бы построить мусорный полигон, нефтепровод или свиноферму).

Но, в обоих случаях по иску Greenpeace Верховный суд отменял это решение. Если все эти участки вырезать из парков, то их территория уменьшится вдвое и будет состоять из отдельных островков, которые рано или поздно не выдержат антропогенной нагрузки с сопредельных территорий.

Что произойдет с ООПТ, если из него вырезать все населённые пункты, наглядно показывает ситуация с природным парком «Волго-Ахтубинская пойма» в Волгоградской области, входящего в международную сеть биосферных резерватов ЮНЕСКО:

Власти Волгоградской области давно планируют исключить из состава природного парка около 17000 уникальных водно-болотных угодий. Только благодаря действиям общественности и принципиальной позиции прокуратуры этого удалось не допустить.

Кроме того, важно, что сейчас любые объекты в границах ООПТ до того, как будут построены, должны проходить процедуру государственной экологической экспертизы. Это, конечно, дополнительные ограничения граждан. Зато в рамках этой процедуры они могут влиять на то, что там может быть построено. Если же населённые пункты вырежут из нацпарков, то в них без всякой экспертизы и общественных обсуждений можно будет строить все, что угодно (хоть небоскрёбы, хоть химзавод).

Кроме того, для многих национальных парков наличие в них населённых пунктов является важной составляющей их функционирования. Чтобы убедиться в этом достаточно посмотреть на официальный сайт Кенозерского национального парка.

Не говоря уже о том, что многие ООПТ вообще находятся в городе (например, половина национального парка «Лосиный остров» находится в черте Москвы. Если следовать логике законопроекта, эта часть вообще должна быть отрезана). А кроме того, в Москве, Санкт-Петербурге, других городах есть городские ООПТ. Если их ликвидировать, то жители этих городов лишаться одной из немногих возможностей бывать на природе недалеко от дома. Естественно, это будет грубым нарушением их конституционного права на благоприятную окружающую среду.

А как же быть в таких ситуациях, как в Воронежском заповеднике, где на территории заповедника существует посёлок, и люди не могут там даже прибрести в собственность дома из-за того, что это запрещено законом?

Действительно, в силу исторических обстоятельств в России существуют заповедники и национальные парки, в границах которых есть территории, которые интенсивно используются человеком  и так было всегда. При этом, в большинстве своём такие объекты необходимы для функционирования этих заповедников, но, есть отдельные случаи, когда они, скорее, мешают их развитию.

Это помимо Воронежского заповедника, например, национальный парк «Смольный», где граница проходит посреди населённого пункта. Мы считаем, что проблемы этих заповедников и парков можно решить приняв специальную норму закона, касающуюся только их. Но перечень этих территорий должен быть закрытым.

Источник: