Кто виновен в ежегодных пожарах в кубанских плавнях? Расследование "Могукоровка. Охота с огоньком" | Голос Кубани

Кто виновен в ежегодных пожарах в кубанских плавнях? Расследование "Могукоровка. Охота с огоньком"

06.03.2020

В период с 25 августа по 4 сентября 2019 года в Краснодарском крае происходил самый масштабный ландшафтный пожар за минувший сезон: сгорело больше 2,5 тысячи гектаров тростниковых плавней в низовьях реки Кирпили. Огонь угрожал населенным пунктам и объектам инфраструктуры и нанес ущерб окружающей среде на десятки миллионов рублей. Но ЧП практически не нашло отражения в сводках МЧС, не было объяснений и заявлений со стороны местных властей, никто не искал поджигателей и не разбирался в причинах пожара.

Единственными, кто все время, пока продолжали гореть плавни, пытался привлечь внимание к происходящему, оказались волонтеры организации «Добровольные пожарные Кубани», которые, рискуя жизнью и здоровьем, тушили горящий тростник вместе с немногочисленными пожарными расчетами.

«Гражданская инициатива против экологической преступности» выпустила расследование, в котором попыталась разобраться, кто и зачем устраивает в плавнях пожары и почему местные власти и МЧС закрывают на это глаза.

Предыстория

Низовья реки Кирпили — одна из зон в Краснодарском крае, где ежегодно случаются масштабные пожары. Эта обширная болотистая территория на границе Приморско-Ахтарского и Калининского районов сильно страдает от по большей части незаконной хозяйственной деятельности.

Большую часть плавней в низовьях реки давно незаконно разделена на кадастровые участки  и находится в пользовании у частных лиц.

Когда в 2016 году случилась скандальная история с противопожарной экспедицией Гринпис России и Экологической Вахты по Северному Кавказу, на участников которой было совершено хулиганское нападение, а сама экспедиция была сорвана усилиями кубанских властей и силовиков, именно в низовьях реки Кирпили происходил самый серьезный в том году тростниковый пожар — добровольцы почти смогли справиться с огнем и потушили бы его полностью, если бы не столкнулись с угрозами, физическим насилием и порчей своего имущества.

В 2019 году опять имели место массовые поджоги тростника и едва не произошло очередное нападение на пожарных добровольцев, которых чиновники еще и обвинили в поджогах…

Хроника «огненной недели»

На протяжении недели, с 25 по 31 августа, «Добровольные пожарные Кубани» боролись с тростниковыми пожарами в плавнях Приазовских районов Краснодарского края. Местные власти почти никак не реагировали на масштабные пожары и проявляли незначительную активность только, когда огонь угрожал населенным пунктам. Техника МЧС также привлекалась для тушения пожаров, но основной задачей профессиональных пожарных было сдерживание огня и препятствование дальнейшему распространению в стороны населенных пунктов. На полное тушение всех очагов не хватало ни техники, ни людей, а Главное управление МЧС России по Краснодарскому краю практически не замечало масштабные пожары на территории двух районов края.

«Добровольные пожарные Кубани» на протяжении всей недели ежедневно участвовали в тушении пожаров, чем привлекли внимание полиции. 28 августа для проверки документов а лагерь волонтеров пришел участковый, руководителю тушения Максиму Ребеченко пришлось давать письменные объяснения полицейскому.

30 августа в лагере пожарных добровольцев из Приморско-Ахтарска приехали сотрудники уголовного розыска, которых очень интересовали личности находившихся в лагере добровольцев — у всех проверили паспорта и переписали данные. Официальным поводом для визита, по словам сотрудников угрозыска, послужила «информация, что где-то тут слышали выстрелы».

После визита полиции вокруг лагеря появились, вечером 31 августа, возле лагеря пожарных добровольцев были замечены «молодые люди спортивного телосложения, в перчатках». Как только «титушки» замечали наблюдение за собой, сразу скрывались. А под вечер у них состоялась «пересменка», и новая пара спортсменов действовала уже более открыто, осматривала соседние базы — видимо, на наличие проходов к лагерю. В итоге добровольцы  приняли решение не ночевать в лагере, опасаясь, что история 2016 года с нападением на активистов может повториться.

Многие из потушенных добровольцами и МЧС очагов поджигали снова.

с 1 по 3 сентября. В эти дни догорали остатки тростника как в районе станицы Степной, так и снова возле Могукоровки, где был отмечен случай вторичного возгорания (или поджога) недогоревшего тростника.

Все эти дни активисты добровольных пожарных Кубани просили о встрече с главой Приморско-Ахтарского района Максимом Бондаренко, поскольку вероятность насилия в отношении добровольцев и повторения событий 2016 года возросла до предела.

Встреча состоялась 3 сентября и прошла, по рассказам принявшего в ней участие Максима Ребеченко, в не очень доброжелательном ключе. Глава района сообщил, что буквально «сдерживает местных жителей, которые хотят поговорить по-мужски» с пожарными добровольцами, намекая на то, что это сами добровольцы поджигают тростники.

Поняв, что местные власти ничего не будут делать для защиты пожарного лагеря от возможного нападения и провокаций и не готовы ни какому конструктивному взаимодействию, добровольцы приняли решение в тот же день свернуть лагерь.

Горение в районе Степной и Могукоровки продолжалось еще два дня и полностью завершилось к 5-6 сентября. Общая площадь выгоревшей поймы реки Кирпили составила, по нашим оценкам, составила 2517 гектаров.

Даже очень приблизительный экологический ущерб от такого масштабного пожара можно оценить в десятки миллионов рублей — на считая ущерба, который был нанесен здоровью жителям окрестных населенных пунктов, вынужденных дышать ядовитым смогом.

Подробная реконструкция хода событий

25 августа. Продолжается четвертая неделя учебно-тренировочного полевого лагеря «Добровольных пожарных Кубани». Участники лагеря — добровольцы из разных регионов России отрабатывают тактику и технику тушения тростниковых пожаров в реальных условиях — на многочисленных возгораниях тростника и сухой травы, которые в августе в изобилии происходят в Приазовских районах Краснодарского края.

Лагерь базировался в районе хутора Садки Приморско-Ахтарского района. Около 8 вечера в пойме реки Кирпили был замечен пожар. Выяснилось, что горит участок поймы к северо-западу от хутора Могукоровка Калининского района. Прибывшие на место ЧП добровольцы первым делом оповестили местные власти и пожарную службу, после чего приступили к тушению.

Силами добровольцев удалось подавить огонь непосредственно вблизи хутора. Через 30-40 минут на место ЧП прибыла пожарная машина, а в 3 часа ночи администрация поселения прислала трактор с бочкой воды, но огонь успел уйти к северу от хутора, вглубь плавней.

26 августа. Уже утром стало ясно, что для локализации пожара имеющихся сил крайне недостаточно. Выгоревшие плавни повели себя как тлеющий торфяник: отложения органики и корни тростника создали отличную основу для подземного горения.

Подобное можно затушить только большое количество воды, которым необходимо тщательно заливать каждый из таких «глубинных» очагов.

За этот день пожар успел продвинуться на север на 500-700 метров. Кроме того, в этот день на окраине Могукоровки были зафиксированы еще поджоги.

В оперативную сводку за 26 августа Главного управления МЧС России по Краснодарскому краю события под Могукоровской  не попали.

27 августа.Пожары в районе Могукоровки действуют тремя независимыми очагами: первый успел уже выжечь, по данным анализа космоснимков около 165 га тростников. Добровольцам и прибывшим по их вызову пожарным удалось подавить очаг на юго-западной стороне дамбы, но пока продолжалось тушение, в соседнем с Могукоровской хуторе Редант тоже загорелись плавни.

В этот день оперативной сводке Главного управления МЧС России по Краснодарскому краю появляется сообщение о том, что зарегистрирован пожар на «охраняемой природной территории». Однако не очень понятно, имелись ли в виду окрестности Могукоровки или же подразумевались какие-то другие районы Краснодарского края.

Продолжаются поджоги плавней, горят окрестности уже двух населенных пунктов, а власти Калининского района предпочитают делать вид, что ничего не происходит.

28 августа.  Четвертые сутки пожара.  Начинают происходить довольно странные вещи. Как следует из сообщения «Добровольных пожарных Кубани», когда к 13.00 они прибыли в Могукоровку, то обнаружили, что тот участок , который вчера с большим трудом был потушен, оказался подожжен снова.

Вместе с сотрудниками МЧС активисты продолжают работать на месте происшествия. Однако их присутствие не вызывает доверия у местных жителей.

На нас вызвали участкового. В Могукоровке считают, что это мы поджигаем плавни все это время,сообщают добровольные пожарные на официальной страничке группы в соцсети «ВКонтакте».

Руководителю тушения Максиму Ребеченко пришлось давать письменные объяснения полицейскому, из-за чего опять было потеряно время — огонь успел уйти вглубь плавней.

На пути у пламени встретилась старая дорога, она сыграла роль своеобразной преграды, приостановившей продвижение огня. Добровольцы выкосили тростник вдоль дороги и контролировали перебросы огня.

Под вечер прибыли пожарные Калининского пожарно-спасательного гарнизона, которые начали проливать кромку пожара.

По подсчетам добровольцев, по состоянию на 28 августа выгоревшая площадь поймы реки Кирпили составила не менее 130 га.

28 августа об инциденте с полицией и пожарными добровольцами написала газета «Московские комсомолец на Кубани», которая в том же день получила комментарий от представителя МЧС Андрея Потахова — очевидно, лишь благодаря вниманию прессы в Главном управления МЧС России по  Краснодарскому краю наконец-то «заметили» ЧП в Калининском районе и сочли нужным хоть как-то его откомментировать.

Исходя из представленной в комментарии информации, официальная версия событий была такова:

  • первое сообщение о пожаре поступило на пуль дежурного 27 августа. К месту пожара были направлены силы 15 отряда Федеральной пожарной службы (ФПС), пожар был полностью ликвидирован.
  • 28 августа, в районе обеда, снова были получены сообщения о возгорании в районе Могукоровке сухостоя, на место ЧП оперативно направлены  пожарные Калининского пожарно-спасательного гарнизона, а также добровольцы их добровольной пожарной команды Куйбышевского сельского поселения
  • горение происходит на удалении не менее 400-500 метров от населенного пункта горит сухая растительность на площади 300 кв. метров, угрозы возгорание не представляет.

Оценка площади горения не говорит о масштабах бедствия ровным счетом ничего. Во-первых, точно оценить площадь горения в полевых условиях — не такая простая задача, и полученные «на глазок» оценки будут весьма приблизительными. Во-вторых, как уже говорилось, даже сгоревшие плавни могут еще несколько дней представлять серьезную угрозу из-за опасности выноса наружу тлеющей «торфяной» биомассы.

29 августа. Ситуация с пожарами резко обострилась.

Особенно критичным стал «прорыв» огня в сторону станицы Степной Приморско-Ахтарского района. В этот день огонь пересек границу районов и стал проблемой уже для двух муниципальных образований.

В этот день добровольцы работали на пожаре тремя машинами и командой из 12 человек, контролируя дорогу между Степной и Могукоровкой, чтобы не допустить перебросов пламени на другую сторону.

Общественники работали совместно с пожарными МЧС, прикрывая друг друга. В частности,  развернули линию и активно проливали обочины дорог, держали «оборону», пока пожарные ездили на дозаправку водой.

Несмотря на серьезное обострение обстановки, пожар не попал в сводки МЧС России по Краснодарскому краю на за 29, ни за 30 августа — официально никакого ЧП уже не происходило.

30 августа.Утро в лагере пожарных добровольцев началось с того, что приехала полиция.  Прибывших из Приморско-Ахтарска сотрудников уголовного розыска очень интересовали личности находившихся в лагере добровольцев — у всех проверили паспорта и переписали данные. Официальным поводом для визита, по словам сотрудников угрозыска, послужила «информация, что где-то тут слышали выстрелы».

Из-за визита полиции выезд в пожары пришлось отложить, но волонтеры все же смогли добраться до Могукоровки и подавить два небольших возгорания.

В этот день огонь смог преодолеть дорогу Степная — Могукоровка и переброситься в сторону лимана Степнянского и стал довольно интенсивно распространяться в западном и северо-западном направлении.

31 августа. Основной фронт горения сместился к западу от дороги Степная — Могукоровка — огнем оказалась охвачена огромный треугольник на территории Приморско-Ахтарского района, ограниченный станицей Степной, лиманом Степнянским и дорогой в сторону Могукоровки.

По свидетельствам очевидцев, пожарных расчетов и техники стало заметно больше, чем когда горели окрестности Могукоровки, наконец-то местные власти начали делать прокосы. Однако в тактике тушения ничего особо не изменилось: из-за необходимости совершать дальние вояжи за водой пожарные расчеты просто не имели возможности проливать тлеющий тростниковый «торф» до степени его полного затухания. Дело ограничивалось, в основном, борьбой с огнем на окраинах с единственной целью  — не дать огню подойти ближе к станице Степной.

Несмотря на серьезное ЧП, угрожающее охватившее уже два района — в сводках ГУ МЧС по краю по-прежнему ничего о нем не сообщается.

Вечером 31 августа возле лагеря пожарных добровольцев были замечены «молодые люди спортивного телосложения, в перчатках». Как только «титушки» замечали наблюдение за собой, сразу скрывались. А под вечер у них состоялась «пересменка», и новая пара спортсменов действовала уже более открыто, осматривала соседние базы — видимо, на наличие проходов к нашему лагерю.

В итоге добровольцы  приняли решение не ночевать в лагере, опасаясь, что история 2016 года с нападением на активистов может повториться.

1-3 сентября. В эти дни огонь пожирал остатки тростника как в районе станицы Степной, так и снова возле Могукоровки, где был отмечен случай вторичного возгорания (или поджога) недогоревшего тростника в километре к северо-западу от этого населенного пункта.

Все эти дни активисты добровольных пожарных Кубани просили о встрече с главой Приморско-Ахтарского района Максимом Бондаренко, поскольку вероятность насилия в отношении добровольцев и повторения событий 2016 года возросла до предела.

Встреча состоялась 3 сентября и прошла, по рассказам принявшего в ней участие Максима Ребеченко, в не очень доброжелательном ключе. Глава района сообщил, что буквально «сдерживает местных жителей, которые хотят поговорить по-мужски» с пожарными добровольцами, намекая на то, что это сами добровольцы поджигают тростники.

Поняв, что местные власти ничего не будут делать для защиты пожарного лагеря от возможного нападения и провокаций и не готовы ни какому конструктивному взаимодействию, добровольцы приняли решение в тот же день свернуть лагерь.

Вид выгоревшей поймы после того, как пожар полностью прекратился (спутник Sentinel-2A, снимок сделан 9 сентября со светофильтром)

Горение в районе Степной и Могукоровки продолжалось еще два дня и полностью завершилось к 5-6 сентября. Общая площадь выгоревшей поймы реки Кирпили составила, по нашим оценкам, составила 2517 гектаров.

Даже очень приблизительный экологический ущерб от такого масштабного пожара можно оценить в десятки миллионов рублей — на считая ущерба, который был нанесен здоровью жителям окрестных населенных пунктов, вынужденных дышать ядовитым смогом.

Повелители болот

Плавни, по которым прогулялся огонь — отнюдь не ничейные. С высокой долей вероятности, что именно в землепользователях и их взаимоотношениях друг с местным населением и друг с другом кроется причина ежегодных пожаров в низовьях реки Кирпили.

Река Кирпили и ее пойма с тростниковыми болотами — это природный водный объект, в границах которого нельзя образовывать «земельные» участки — это запрещает Земельный кодекс РФ. Но в Краснодарском крае, как ни странно, найдут десятки, если не сотни примеров, когда на кадастровый учет ставят не то, что болота, а даже реки и озера, которые при всем желании никак невозможно выдать за сушу.

Так, участок поймы, примыкающий к Могукоровке(23:10:0301000:409) значится на публичной кадастровой карте как «земли сельхозназначения». В 2018 году прокуратура Калининского района вносила представление о том, что данный участок должен быть снят с учета, но прошло два года, но ничего не изменилось.

Рядом расположен участок 23:10:0301001:1, собственником которого в выписке Росреестра указана Российская Федерация. Участок обозначен как «земли особо охраняемых природных территорий и объектов», а вид разрешенного использования  — «для ведения охотничьего хозяйства». Такое хозяйство тут и ведется: участок закреплен за ООО «Охотничье хозяйство «Кубань», единственным учредителем которого является  АО «Агрокомплекс» им. Н.И Ткачева  — известное в Краснодарском крае и за его пределами семейное предприятие экс-губернатора Кубани Александра Ткачева.

Рядом расположен и довольно большой по площади участок «сельскохозяйственного назначения» 23:25:0909000:1038,  который арендует ООО «Охотхозяйство «Кубань». Участок большой — около 820 га, его северный край выходит к Степнянскому лиману.

Какие конкретно услуги в области охотничьего хозяйства оказывает «Охотхозяйство «Кубань»  — неизвестно. У организации отсутствует сайт, все попытки найти в публичном доступе телефоны и электронный адреса приводят в станицу Выселки, в штаб-квартиру АО «Агрокомплекс».

С «семейными» охотугодьями Ткачевых соседствуют два участка  —  23:25:0909000:1654 и  23:25:0909000:1655. Первый площадью 885 га прилегает с юга к станице Степной и хотя представляет собой типичный участок тростниковых топей, значится как «земли сельскохозяйственного назначения».

В 2015 году после нескольких переходов из рук в руки участок оказался в аренде у краснодарского ООО «Колос». Учредителем ООО «Колос», является житель Краснодара, некто Руслан Схаляхо. Деятельность г-н Схаляхо, вероятно, связана с юридическим сопровождением земельных сделок, т.е. к сельскому хозяйству этот гражданин, как и его фирма, не имеют никакого отношения.

Арендатором участка 23:25:0909000:1655 является ООО «Агро-Технологии», зарегистрированное в Приморско-Ахтарске. Единственным учредителем и директором этой фирмы является житель станицы Бриньковской Приморско-Ахтарского района Иваненко Александр Юрьевич. Этот же гражданин значится в составе соучредителей ООО «Ахтарский осетровый завод».

«Ахтарский осетровый завод»  — фирма, которая оказалась замешана в попытке незаконной «приватизации» Степнянского лимана.

По невероятному стечению обстоятельств у «Охотничьего хозяйство «Кубань» каждый год горит именно запретная для охоты «зона охраны» на их угодьях, а те участки, где охота разрешена, огонь, как правило, затрагивает не сильно.

О возможной причастности сотрудников «Охотничьего хозяйство «Кубань» к организации пожаров на своих угодья  указывают в анонимных беседах жители Могукоровки.  Надо сказать, что в охотничьих хозяйствах на юге России очень часто применяют огонь для, скажем так, «регулирования» мест обитания водоплавающих птиц: просто выжигается растительность на тех участках, откуда по тем или иным причинам нужно выгнать дичь. Птицы по необходимости перебираются на невыгоревшие участки, которыми часто оказываются земли частных охотхозяйств, имеющие инфраструктуру для охоты с воды.

С другой стороны, встречаются и примеры, когда огонь применяется как «аргумент» в  борьбе конкурирующих охотхозяйств или недовольных друг другом землепользователей.

Впрочем, в пользу версии о том, что пожары в низовьях реки Кирпили — результат «охотничьего хозяйства» говорит тот факт, что массовые возгорания тростника в этой местности происходят из года в год в одно и то же время  — в конце августа — начале сентября, перед открытием сезона охоты на водоплавающую дичь.

Удивительно, но за все время, пока в кирпильских плавнях происходят крупнейшие в крае тростниковые пожары, со стороны властей не было ни единой попытки расследовать причины этих ЧП и привлечь к ответственности хозяйствующие на этой территории организации. Ведь необходимо понимать, что по закону любой природопользователь несет ответственность за свой участок вне зависимости от того, виновен ли он непосредственно в поджоге или нет.

Выводы

  • Ежегодные пожары в кирпильских плавнях — прямое следствие того, что большая часть этой природной территории оказалась в частном пользовании, в том числе под управлением таких «неприкасаемых» структур, как охотхозяйство «Агрокомплекса имени Н. И. Ткачёва»
  • Местные власти не ведут практически никакой работы по упреждению и профилактике пожаров
  • Главное управление МЧС России по Краснодарскому краю скрывает пожары и занижает их масштабы порой в десятки раз
  • Наконец самый важный вывод из истории с Могукоровкой: общественность может влиять на ситуацию с пожарами
Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.
Комментарии для сайта Cackle