Краснодарский краевой суд рассмотрит апелляционную жалобу видеоблогера Максима Ребеченко | Голос Кубани

Краснодарский краевой суд рассмотрит апелляционную жалобу видеоблогера Максима Ребеченко

5 мая 2016 года судебная коллегия по гражданским делам Краснодарского краевого суда рассмотрит апелляционную жалобу кубанского видеоблогера Максима Ребеченко, приговорённого решением судьи Усть-Лабинского районного суда Александра Колойды к возмещению морального ущерба в размере 50 тысяч рублей «правозащитнице» из станицы Тбилисской Галине Фаргер. Об этом «Голосу Кубани» сообщил сам Максим Ребеченко. Его слова подтверждает информация, размещённая на сайте Краснодарского краевого суда.

Напомним, 28 января текущего года Усть-Лабинский районный суд частично удовлетворил требования «правозащитницы» Фаргер и обязал Макима Ребеченко выплатить ей 50 тысяч рублей в качестве компенсации морального вреда, опровергнуть сведения, разглашенные в видеоролике «Колхозное телевидение об украинском кризисе», а также запретил активисту распространять и показывать данный видеоролик.

Видеоблогер и его защитник Алексей Забазнов обжаловали решение судьи Колойда. Рассмотрение апелляционной жалобы назначено на 5 мая. Оно состоится в здании Краснодарского краевого суда, начнётся в 10:55 в зале №56. Председательствовать будет судья Юрий Калашников.

«Хочется надеяться на то, что здравый смысл наконец восторжествует — краевой суд учтет все наши доводы и решение будет в нашу пользу», — рассказал «Голосу Кубани» Максим Ребеченко.

Однако, защитник Максима, Алексей Забазнов, также надеется на лучший исход: «Шансы ненулевые, т. к. решение суда 1-й инстанции было принято скорее из общих благих побуждений: «ребята, давайте жить дружно», чем из норм о защите нематериальных благ. Отсутствие в решении суда конкретных сведений, которые Максиму предлагается опровергнуть, ставит апелляционную инстанцию перед вопросом: что же опровергать, если ничего не утверждалось? Вспомним сказку про Алису: королева приказывает отрубить голову Чеширскому коту; палач в изумлении возражает: как же её можно отрубить, если кроме головы ничего нет, на что королева нетерпеливо кричит, что если есть голова, то её отрубить можно. В случае с Максимом нет даже головы кота, потому что каких-либо фактов, действительных или мнимых, о госпоже Фаргер он не сообщал. Но это с точки зрения логики. Госпожа Фаргер, как мы уже наблюдали в процессе, не в ладах даже с грамматикой».