Казак-"оппозиционер": Вот уедет Путин – мы что, за ним поедем? | Голос Кубани

Казак-«оппозиционер»: Вот уедет Путин – мы что, за ним поедем?

фото: TJournal

Краснодарца Евгения Панчука исключили из казачьего войска за поддержку оппозиции, а после и вовсе отлучили от церкви на полгода.

Чтобы разобраться в ситуации Sobesednik.ru побеседовал с казаком.

Служить народу, а не вождям

Евгений Панчук выступил с речью в поддержку Алексея Навального на встрече Екатеринодарского дискуссионного клуба, где обсуждались протесты 26 марта.

После этого на сайте Кубанского казачьего войска появилось официальное заявление под заголовком «Таким в казачестве не место!»

В нем сообщалось, что Панчук состоял еще в четырех казачьих обществах, но «отовсюду изгонялся казаками за свой склочный и подлый характер», что он – «паникер, нытик и трус» и вообще «засланный казачок», цель которого – опорочить вой­ско.

Из этого сообщения Панчук также узнал, что исключен из казачьего реестра.

– Какой же я засланный казачок?! – возмущается 47-летний Панчук. – Я родовой казак. Мои предки приехали в Краснодар из Запорожья и жили в станице Уманской. Соблюдали казачьи традиции, бабушка моя говорила только на балачке.

Панчук уверяет, что от своих родственников твердо усвоил казачью заповедь: служить верою народу своему, а не вождям. Сейчас в обществе сложилось представление, что казаки поддерживают федеральную власть, а раньше все знали: это народ вольный.

В жизни самого Панчука, по его словам, политика началась в апреле 2014 года.

– Нас обзванивал атаман нашей казачьей сотни и предлагал ехать в Крым, – рассказывает Панчук. – Мы тогда не знали, что происходит. Нас погрузили в автобусы в Краснодаре и привезли на Чонгар, где мы ночевали в палатках. Утром построили и сказали, что наш братский русский народ в Крыму в опасности, едут из Львова громить русское население.

Из 200 казаков, по словам Панчука, никто назад не поехал. Он тоже остался: говорит, что, во-первых, не понимал, что происходит, во-вторых, потому, что впервые власть обратила на казаков внимание, попросила поддержки. Позже его вместе с другими казаками перебросили в Симферополь охранять Верховную раду, а после референдума отвезли обратно в Краснодар.

– В Симферополе появилось ощущение, что нас использовали, – рассказывает Панчук. – В Крым, кстати, поехали меньше тысячи казаков. Один атаман все понял и развернулся. Были те, кто с самого начала просто не поехал.

Однако Панчук, как и многие другие казаки, надеялся, что жизнь будет лучше.

– Думали, если страна прирастает новыми территориями, она становится богаче, – объясняет он. – Мы же не знали, в каком состоянии был Крым.

«Нас на них натравили»

Существует много стереотипов о том, что́ есть жизнь казака. Многие представляют его усатым мужиком с нагайкой, консервативным и закрытым для всего нового.

У Евгения Панчука два высших образования, раньше он руководил коммунальными предприятиями, сейчас работает юристом. Он много бывал и в Европе, и в Азии, шесть раз – в США, где в последних трех поездках работал. Выучившись на стекольщика, он попытался открыть на родине бизнес, но не вышло: интерьеры из стекла – для многих роскошь.

Евгений Панчук с дочками. Фото: sobesednik.ru

Тем не менее Евгений один обеспечивает семью.

– У меня четверо детей, – объясняет он. – По казачьим традициям жена должна сидеть дома, поддерживать очаг.

По словам Панчука, далеко не все казаки сейчас могут себе позволить следовать этой традиции.

Молодежь часто идет в дружинники на небольшую зарплату и работает на нескольких работах, потому что другого выхода нет.

И получается, что казаков превращают в класс охранников и сторожей.

– До Крыма зарплаты людям более-менее хватало, а сейчас нет, – рассуждает он. – А ведь мы, кроме работы, занимаемся общественной деятельностью за свой счет. Сказал атаман, что надо ехать в рейд за 100 километров отлавливать нелегальных мигрантов, – едем. Надо – значит, надо.

Отказаться можно, но Панчук говорит, что всегда «в строю», потому что нравится вариться в своей среде: уже 25 лет, как он вступил в казачье движение. Когда началась война в Донбассе, поехал он и туда – с гуманитарной помощью. Именно в тот момент, признается Панчук, его отношение к федеральной власти окончательно изменилось:

– Наши русские ребята говорили, что на украинской стороне солдаты по рации тоже на русском разговаривают, никакой мовы. Получается, свои бьют по своим, Иванов по Иванову. Нас на них натравили, чтобы сделать из Украины завесу от наших внутренних проблем.

Еще один стереотип в отношении казачества – это что все они единым фронтом состоят на службе государства и поддерживают правящий режим. Панчук говорит, что это не так:

– Есть, конечно, казачьи сообщества, которые сильно зависят от власти. Выделили им помещение в безвозмездное пользование – и получается, что они уже зависимы. Но так не везде.

«Путин – не Россия»

На митинги оппозиции Евгений Панчук ни разу не ходил. На сходах ему и другим внушали, что Навальный и иже с ним – агенты Госдепа, и отношение у него к «несогласным» было осторожное.

26 марта по России прошли митинги против коррупции, о которых Панчук узнал из интернета и, по его словам, понял, что на улицы вышли вовсе не агенты, а самые обычные люди.

Напомним, 26 марта в регионах России прошли акции протеста против коррупции, в результате которых произошли задержания организаторов и участников.
Больше всего задержанных в Москве — около 800 человек, более ста человек были незаконно задержаны на акции «Он нам не Димон» в Краснодаре.   В Сочи на антикоррупционную акцию “Он нам не Димон” собралось около 200 человек, некоторым участникам мирной акции также не удалось избежать незаконных задержаний.

– Сейчас все одинаково стали бедные – что казаки, что русские, – говорит он. – Нам постоянно втюхивают, что Путин – великий. Но Путин – не Россия, вот уйдет он из власти, уедет, например, в Германию, мы что, вслед за ним туда поедем?

Сейчас Панчук поддерживает Навального, готов охранять его штаб в Краснодаре, когда тот приедет, потому что дело «не в нем, за ним – народ».

Недавно он выступил в штабе Навального в Краснодаре и получил потом от людей в казачьей форме мукой в лицо. Однако земляков не винит:

– Я в Краснодаре многих казаков знаю и, если честно, этих видел в первый раз. Уверенности, что это не ряженые, у меня нет.

Панчук, кстати, отрицает, что его исключили из казачьего реестра. Его версия отличается от официальной, которая озвучена на сайте Кубанского казачьего войска:

– Приказ сверху от атамана исключить меня был. Но атаман не может лично это решать. Это делает казачий сход, а там такого решения не приняли.

Евгений Панчук перешел в другое хуторское казачье общество, где, говорит, к его взглядам относятся более лояльно. И утверждает, что он такой не один – казак, невзлюбивший режим.

Отметим, что пока журналисты Sobesednik.ru готовили этот материал, Панчука и еще пятерых казаков, раскритиковавших Путина, местный священник на полгода отлучил от церкви.

Читайте также: 

  • Офицер

    Красава! Один прозрел.