Каково быть оппозиционером в провинции. Оштрафованный за репост картинки МБХ-медиа депутат рассказал о себе 

02.04.2019

Александр Коровайный депутат Ейского районного совета.  Он один из самых известных оппозиционных политиков Кубани. Сегодня он был оштрафован за репост картинки МБХ-медиа, посвящённой падению уровня жизни в стране. Вот его рассказ о себе.

Родился  в Ейске, где и живу до сих пор. Свой город очень люблю. Он небольшой и тёплый.

Политикой начал интересоваться в 1995 году перед выборами в Госдуму. Мне тогда было 10 лет. До сих пор помню, что было на тех выборах 42 партии, в том числе Партия любителей пива. Я внимательно следил за дебатами, агитационными роликами, новостями. Сначала поддерживал ЛДПР. Но уже через пару лет стал умнее, и мне хватило мозгов понять, что слова Жириновского сильно отличаются от его голосований. Для меня удивительно, как его лицемерие до сих пор не замечают миллионы жителей моей страны.

Политикой решил заняться ещё тогда, потому что чувствовал несправедливость, и хотел менять ситуацию к лучшему. Наивный школьник! Правда, я до сих пор хочу что-то изменить, хотя бы то, что в моих силах. За глаза, как узнал недавно, едросы местные зовут меня "фанатиком". Один местный предприниматель сказал мне как-то за кружкой пива: «Ты еб***тый фанатик, но без тебя здесь было бы совсем плохо».

Когда разочаровался в ЛДПР, начал думать кого поддерживать. Свой выбор остановил на партии ЯБЛОКО.

В 1995 году у меня родилась младшая сестра. Мне было 10 лет, брату 7. Мама ушла в декретный отпуск. Отец был военным-контрактником. Зарплату не выплачивали по несколько месяцев. Денег в семье не было даже на хлеб. Выкручивались мешком купленной ранее муки 2 сорта и овощами с огорода. На день у нас было по четверти пышки.

Ельцина не мог терпеть. Как и его "семью", включая непотопляемого Чубайса. Первый премьер, которого уважал - Евгений Примаков. Он хотя и был стар, но, думаю, если бы именно он стал приемником Ельцина, то мы жили бы в другой стране сейчас.

Путина ненавидел с первого дня его появления. Не убеждали меня ни "победы" над террористами, ни его юмор и полёты на самолёте/катание на лыжах, которые убедили многих.

Сейчас понимаю, что он даже хуже, чем я о нём думал. 

В юности я стал работать в местном комитете по делам молодёжи, организованном при администрации города.  Тогда там работали самоотверженные люди, которые пытались работать для молодёжи. Это был 2000 год. 

Я предложил организовать совещательный орган - Молодёжный парламент. Предлагал как у взрослых выдвижение кандидатов, и прямые выборы из школьников старших классов, студентов и рабочей молодёжи. Где-то через год его организовали. Но не так как я предлагал. Школы отправляли своих представителей в Городской Дворец культуры соразмерно размеру школ и Сузов./Вузов. Не было не то что предвыборной кампании, но даже выступлений кандидатов или дебатов. Школы проголосовали за своих, в результате победили по одному представителю от четырёх самых крупных школ. Выиграли люди, которые не имели ни программы, ни желания работать. И идея провалилась. Мне, кстати, тогда не хватило нескольких голосов.

В 2000 году начал писать для приложения местной газеты "Молодёжный меридиан" и участвовать в играх "Что? Где? Когда?" Этой деятельностью занимался восемнадцать лет. Я был руководителем городского клуба и наши команды неоднократно становились чемпионами Краснодарского края, участвовали в чемпионате России. Потом мне запретили заниматься этой деятельностью в связи с моей оппозиционностью. 

Поскольку политик должен хорошо разбираться в законах, поступил на юрфак после окончания школы, но работать стал учителем.

Был преподавателем в филиале Ростовского государственного экономического университета, в Ейском Морском Рыбопромышленном техникуме и три месяца успел проработать в гимназии № 14 учителем истории и обществознания, прав человека и Конституции. Когда перед 12 июня 2017 г. Навальный призвал всех принять участие в антикоррупционных митингах, в Ейске полторы сотни молодых людей записались для участия в митинге. Но администрация района в митинге отказала, не предложив альтернативных вариантов. Никто из молодёжи ранее не участвовал ни в каких акциях, и я боялся, что если все они выйдут на несанкционированный митинг, то административные аресты, крупные штрафы или попросту побои со стороны полиции (а именно это и произошло в Сочи) отобьют у молодёжи всякое желание бороться дальше и что-то меня к лучшему. Тогда как юрист я написал в группе, посвящённой митингу, о том, что да, запрет акции незаконен, но участие в нём принесёт разные негативные последствия, и объяснил что только одиночные пикеты не требуют согласования власти. В итоге последствий, которых я боялся, для молодёжи не наступило.

Я сделал плакат, собирался выйти на одиночный пикет тоже. Но в школе назначили викторину, посвящённую празднику, и меня попросили приготовить вопросы и провести. Потому выйти не успел. Зато вышли несколько школьников, которых я даже не знал раньше. Меня обвинили, что именно мои «призывы» к выходу на одиночные пикеты стали причиной их участия в акции против коррупции. Важно заметить, что два моих знакомых несовершеннолетних (один играл у меня в клубе «Что? Где? Когда?», а второго знаю  по занятиям футболом) хотели принять участие в акции, но я отговорил их. Не потому что против участия молодёжи в политике, а потому что знаком с нашей бандитской властью, и понимал, что их выход с плакатом может отразиться на их оценках на выпускном аттестате.

Вскоре после конкурса  в школу, где я работал, пришли полицейские, и сказали что больше я здесь работать не буду. Причиной являются мои призывы к пикетам. Руководство школы, с которыми у меня были неплохие отношения, и которое претензий ко мне никогда не предъявляло, попросили написать заявление по собственному желанию. 

В 2017 году я потерял работу, но стал депутатом. 

Выборы проходили в единый день голосования в 2017 году. Одновременно с выборами в Совет муниципального образования Ейский район проходили выборы в Законодательное Собрание Краснодарского края. Яблоко с моим участием готовило конференцию, а также документы кандидатов для подачи в избирком. Мы тогда собрали отличный список кандидатов объединённой демократической оппозиции, который поддержал штаб Навального, Парнас, Открытая Россия, Демократическая партия России и Пиратская партия. В список вошли фермеры – участники тракторного марша, обманутые дольщики, независимые депутаты из разных районов, представители поддержавших нас организаций и партий. Мы, помимо парламентских партий, имели право участия в выборах без сбора подписей. Но минюст признал нашу конференцию недействительной, и краевой избирком список не утвердил. Запугивали делегатов, чтобы не ухали на конференцию, но кворум собрали. А затем минюст незаконно передал персональные данные членов партии в районные администрации, и делегатам звонили оттуда, чтобы они подписали бумажку, что в конференции не участвовали. Людям угрожали проблемами с бизнесом, уголовным преследованием. Но и это не помогло запугать яблочников. Тогда они просто сказали, что люди были неправильно приняты в партию, и конференцию не признали. Сейчас Верховный суд отменил решение о ликвидации на основании надуманных претензий. Но выборы, на которых мы собрали реальную команду и консолидировали демократическую оппозицию, мы пропустили. Документами для участия наших кандидатов в заксобрание края занимался до самого конца. И вернулся из Краснодара в Ейск чтобы заняться своими выборами за 2 дня до окончания срока на выдвижение. Помог товарищ и коллега Александр Батуринец. Пока я ещё готовил общие документы в Краснодаре, он приготовил мне документы для участия в выборах депутатов районного совета. За день до окончания срока приёма я их сдал. За сутки собрал подписи, и подал в избирком для регистрации. Так как от Яблока не пустили, пошёл самовыдвиженцем. 

Во время избирательной кампании я не имел денег на агитацию. Собирал их через интернет, а также помогла партия «ЯБЛОКО». Сначала, когда денег ещё не успел собрать, выпустил чёрно-белую двустороннюю листовку. В ней честно написал про административный арест за пикеты против коррупции (чтобы власть не смогла извратить информацию в свою пользу), а также рассказал известную мне информацию о странных продажах муниципальной собственности и муниципальных заказах по завышенной цене, и высказался чем буду заниматься, если стану депутатом. Листовка была нужна, чтобы было что оставить после себя людям, с которыми общался, ходя от дома к дому. Жители моего округа удивлялись, что кандидат лично ходит по домам, и воспринимали положительно или нейтрально. Соглашались взять и почитать листовку. На округе у меня проживало почти 15 тыс. избирателей. Обошёл лично примерно треть домов. Открывали процентов 30-40 квартир. Кого не было дома, оставлял агитацию в почтовом ящике. Остальную территорию обошли друзья, помогавшие мне. После ещё выпустил буклеты и календари. В буклетах обо мне рассказывали люди, которые меня давно и хорошо знают. А также были полезные телефоны. Потому люди их не выбрасывали, а сохраняли. А в пятницу, в последний день, когда разрешалась агитация, развесил плакаты, чтобы люди, отправляясь на избирательный участок, вспомнили мою фамилию. В ходе всей кампании со мной связывались друзья, товарищи по политклубу, футболу, КВНу, воспитанники клуба «Что? Где? Когда?» и т.д. Все они агитировали за меня среди родственников, знакомых. Один мой бывший воспитанник даже рассказал, что отправил родителей на избирательный участок, и сказал не возвращаться, пока за меня не проголосуют. Шутка, конечно. Но, думаю, что его родители за меня проголосовали тогда.

Кроме этого, я постоянно вёл работу через социальные сети: публиковал информацию о ходе кампании, об интересных встречах во время обхода граждан, а также оперативную информацию об использовании административного ресурса кандидатами от партии власти и сообщения о подготовке к фальсификациям. Всё это очень злило администрацию района. И они выпустили фейковую листовку якобы от моего имени. В ней я призывал немедленно отдать Крым Украине и делал иные непопулярные у населения заявления.  Хотя во время кампании районный Совет я говорил о проблемах района, не касаясь федеральной тематики. Однако этот фейк не возымел эффекта.

В день выборов наблюдатели у нас работали на всех участках, где у нас были кандидаты. Наблюдать выборы приехали яблочники и члены движения Открытая Россия. Участки мы перекрыли плотно. Почти нигде не было возможности что-то фальсифицировать.  Округ, по которому я выдвигался, как и все округа здесь, многомандатный.

По результатам выборов я занял второе место, проходных мест было 5. Проиграл только председателю Совета депутатов. Причём на 4-х участках из 8 обычных – победил он, а на 4-х – я. Я предсказуемо проиграл  на двух участках, где массово голосуют военные (две войсковые части). 

Ейские власти меня не любят. И это чувство у нас взаимно. На день рождения, Новый год и другие основные праздники они меня поздравляют. А вообще, конечно, я один из главных врагов местной власти. И не только местной. Им очень не нравится, что уже несколько лет благодаря большому количеству подготовленных наблюдателей в Ейке самая низкая явка и самые низкие результаты у "Единой России". На президентских выборах, например, явка в Ейске была 63 %, в Ейском районе - 65. Для сравнения, в других крупных городах края, например, Новороссийске, официальная явка была 90 %, в Армавире - 85. Представьте размеры фальсификаций.

Когда стал депутатом, то получил больше доступа к информации, и часто задаю очень неудобные вопросы чиновникам на комиссиях, сессиях, публичных мероприятиях. Отправляю постоянные депутатские обращения в контрольно-счётную палату, прокуратуру, УВД, ОБЭП, администрацию края и т.д. И предаю публичности многие вещи, которые они не хотели бы придавать публичности. Летом со своими помощниками, членами "Народного Совета", яблочниками и членами штаба Навального мы проводили проверки летних торговых точек. По информации от самих предпринимателей - примерно половина точек работают нелегально - за взятки. Голословное это утверждение или реальность? Мы обошли весь город. Много точек находились там, где их не должно было быть. Вызывали полицию, писали в администрацию, в прокуратуру. Но как работали точки, так и продолжали работать. Председатель городского совета депутатов, он же директор парка отдыха Казымов Д.В., заключал договоры о сотрудничестве, которые по факту были договорами субаренды земли. И цены для предпринимателей были в среднем в три-четыре раза ниже, чем в других местах города. Просил объяснить и проверить прокуратуру. Вразумительных объяснений не получил, ответа из прокуратуры тоже. Но при этом в нынешнем году многие точки летней торговли были включены в дислокацию и вынесены на торги. Деньги от них пойдут в бюджет, а не в чьи-то карманы.От работников ООО "Ейскблагоустройство" (бывший МУП), учредителем которой является городская администрация. Директором ООО был кум местного крупного чиновника. Написал запрос в контрольно-счётную палату. Похожий запрос направила местная прокуратура. Было выявлено мошенничество с бюджетными деньгами. Аукцион на покос травы выиграл ИПшник, а "Ейскблагоустройство", которое и создавалось для выполнения работ по спилу деревьев, скосу травы, посадке цветов и т.д., почему-то в аукционе не участвовало. По результатам аукциона администрация заплатила ИПшнику по 3 рубля за скос кв. м. травы. А ИПшник заключил субподряд на эти работы с "Ейскблагоустройством" на покос уже за 1 рубль. 2 рубля с каждого метра, а всего более 2 млн. руб. Бюджет пострадал. Нужно было заявление от администрации как от пострадавшей стороны. Но там писать заявление не торопились. Пришлось снова заявление в ОБЭП написать мне. Повезло, что из Краснодара к нам прикомандировали честного сотрудника, который взялся вести это дело. Были изъяты документы, компьютеры. Выявлено ещё 20 фактов мошенничества. Скоро будет суд по данному делу, директора отстранили от работы. Вот некоторые примеры моей деятельности. Потому, да, руководство района меня не любит. И я не удивляюсь козням, которые мне делают. Некоторые товарищи удивляются, как меня до сих пор не убили.

Зато я чувствую поддержку людей. Наверное их моральная поддержка и чувство нужности и заставляют работать и не опускать руки. Несколько раз со мной бывали случаи, когда узнавали на улице люди. 

- Вы Александр? 

- Да.

- Коровайный?

- Да. Могу чем-то помочь?

В ответ незнакомая мне женщина начала благодарить меня за мою работу, за которой она следит. Было очень приятно. И таких случаев было несколько. Люди, которым помогаю, иногда пишут в местную газету, желают удачи и карьерных успехов. "Вы же нам сможете тогда помогать ещё больше!".

У меня не всё получается. Не каждому удаётся помочь. Но я стараюсь.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.