Гражданский активист из Краснодара уже более двух лет "воюет" с военкоматом | Голос Кубани

Гражданский активист из Краснодара уже более двух лет «воюет» с военкоматом

Гражданский активист из Краснодара делится секретами борьбы с военизированными бюрократами

Александр Савельев – гражданский и экологический активист из Краснодара. С детства у него сформировалось отвращение к государству и милитаризму. На призывной комиссии, когда он пришел в усть-лабинский военкомат для получения приписного свидетельства, в анкете, графу «я желал бы проходить службу в подразделениях…» дополнил двустишьем: «я родился чтобы жить, а не в армии служить». С тех пор Савельев ведёт непримиримую борьбу с военкоматом.

Об элементарных правилах, соблюдение которых позволяет не потерять годы своей жизни в российской казарме, об альтернативной гражданской службе и неявке по повесткам, активист рассказал «Голосу Кубани».

На заборе тоже много чего написано

Вообще история начинается с того момента, как после вручения приписного свидетельства, мне вручили повестку на 4 апреля, если не ошибаюсь, следующего года. Согласно законодательству, повестки выдаются заблаговременно, но зачем об этом знать военкому. Кроме того, на тот момент у меня была отсрочка, я был студентом, — с улыбкой рассказывает Александр.

Но и сам активист тогда ещё этого не знал и по повестке явился 4 апреля 2014 года. Там он прошёл так называемую «медицинскую комиссию», а в перерывах между кабинетами врачей с интересом изучал своё личное дело, ведя твиттер-трансляцию.

После того, как проходишь врачей, нужно зайти в последний кабинет. На двери этого кабинета висит большая красная табличка – «Призывная комиссия». Под табличкой приколота бумажка в файле: «Форма доклада: Товарищ председатель призывной комиссии, призывник (назвать фамилию, имя, отчество) на призывную комиссию прибыл». Меня эта «форма доклада» сразу взбесила. Во-первых, какой он мне товарищ, этот председатель, если я его даже не знаю. Во-вторых, почему я должен это говорить? Я же в свободной стране живу? Тогда сам буду решать, что мне говорить, а что нет, — иронично замечает активист.

ANLfuHD5Q08

За дверью сидит около семи человек. Правила просты: нужно подойти к председателю комиссии и ответить на ряд вопросов. Как правило он спрашивает о том, в каких войсках хочет служить призывник и как он относится к военной службе.

— Когда я зашёл, обнаружил, что надо ещё и в определенном месте встать, а потом оттуда докладывать. В этом определённом месте я встал, а форму доклада зачитывать не стал, просто поздоровался: «Здравствуйте!», — описывает Александр, — председатель комиссии начал мотать ручёнками перед собственной физиономией, сидя за столом, пытаясь добиться от меня обращения по форме с двери. Я, передразнивая его, тоже помахал руками и повторил: «Здравствуйте».

Председатель комиссии, конечно же, был удивлён таким поведением молодого человека. Скорее всего, такое поведение призывника не было для него ново. Молодые люди часто намеренно нарушают, установленные сотрудниками военкоматов, правила по разным причинам. Тем не менее, активисту удалось несколько шокировать военщину.

Меня попросили выйти и прочитать, что написано на двери. Я демонстративно вышел, с презрением посмотрел на дверь и вернулся: «На заборе тоже много чего написано, совсем не обязательно повторять каждую глупость». Поднялся вой. Меня спросили, как я отношусь к военной службе. Я сказал, что отрицательно и служить не собираюсь, а хочу написать заявление на замену военной службы альтернативной гражданской, рассказывает Савельев.

Не смотря на то, что все сроки подачи заявления уже прошли, Александра попросили прийти вновь, через несколько дней, с этим самым заявлением.

Придя домой, я написал заявление об отказе от военной службы. Хочу заметить, что это был период начала ватной истерии: только что произошёл «крымнаш», рейтинг кремлёвского людоеда рос. Но тогда ещё не избивали людей за ленточки цвета украинского флага и не судили по выдуманным обвинениям в государственной измене, сепаратизме и так далее. Точнее, судили, но истерия ещё не достигла своего апогея, — серьёзно говорит активист.

Александр Савельев написал текст, в котором заявил, что имеет убеждения, противоречащие несению военной службы: «Я считаю, что способность отнять у соседей, например, Крым, свободу и богатства могла считаться добродетелью для XIV-XIX вв., для указанного периода характерен деспотизм и милитаризм. Как анархист, я считаю, что служба государству, правительству, тем более военная, противоречит этике и тем нравственным стремлениям, и моральным принципам, которые сформировались у меня в течение последних нескольких месяцев».

Бешенство папахи

Когда пришёл подавать им заявление, меня отказались принимать в порядке очереди, отбросив в самый её конец. По всей видимости, сотрудники военкомата, хотели мне насолить, бесцельно тратя моё личное время,рассказывает активист, — а когда всё же я зашёл в кабинет, начался феерический спектакль. К тому моменту моё заявление уже изучили все члены комиссии. Больше всех накрыло казака, у него началось бешенство папахи. Он истерично, но стараясь не повышать голос, рассказывал мне о том, что Крым – наш, о том, что он там был, и местные жители его расцеловывали.

На протяжении получаса Александру пытались внушить, что теперь он «полууклонист» и что он обязан отдать долг Родине.

Js02eVBRt1Y— Закончилось всё тем,рассказывает Савельев, — что комиссия вынесла решение о предоставлении мне отсрочки до 2016 года в связи с моим обучением. Они радостно со мной распрощались. Но я уже через некоторое время понял, что университет для меня – такая же пустая трата времени и сил, как и армия. Мне не хотелось продолжать обучение, и я взял академический отпуск. Тогда я решил плотнее заняться активизмом и общественной деятельностью.

Медицинская призывная комиссия

— Спустя год, когда академический отпуск подошёл к концу, я без сожаления отчислился с исторического факультета Адыгейского государственного университета, в котором проучился половину срока – два года, вспоминает активист, — Спустя месяц, 29 июня 2015 года, мне вручили сразу две повестки. Причём история с их вручением была не менее интересна, чем сами бумажки. Я утром дома спал, в станице, где живут мои родители и я прописан. Проснулся оттого, что кто-то колотил в калитку. Посмотрел в окно: люди незнакомые, вижу их впервые. Решил, что адресом ошиблись, либо к родителям приехали. Лёг спать дальше. Это потом выяснилось, что мне повестку вручать приехали. Когда проснулся, пошёл на маршрутку и поехал в Усть-Лабинск. Все билеты на краснодарские автобусы были распроданы и мне пришлось ехать на «бомбиле», который везёт только до района ТЭЦ.

Приехав в Краснодар, активист зашёл к кому-то в гости и только после этого, на такси, поехал в офис общественной организации Экологическая Вахта по Северному Кавказу, членом которой является Савельев.

— Когда такси подъехало к офису ЭкоВахты и я, расплатившись, вышел из него, меня встретил молодой человек, который позвал меня по имени-отчеству,рассказывает активист, — я сказал, что это действительно я, а он помахал перед моим носом двумя бумажками сомнительного содержания. Мы дождались сотрудника полиции, который фотографировал на свой айфон, как я подписываю эти повестки. Когда они уходили, я оповестил их, что возможно, я буду обжаловать эти бумажки. Мне ответили: «Да пожалуйста».

Очевидно, к спецоперации по вручению Савельеву повестки был задействован ресурс не только военкомата, но каких-то других структур. Как иначе сотрудники первого могли вычислить, куда направляется активист и когда он там окажется, учитывая его витиеватый путь, не понятно.

Александр проконсультировался с Еленой Поповой, которая в недавнем прошлом была координатором по сознательному отказу от военной службы и по связям с общественностью организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга». Она, изучив повестки, посоветовала Савельеву обратиться в контролирующие органы с жалобой, так как при составлении бумаг были допущены грубые нарушения законодательства.

— Я в тот же день написал жалобу на систематическое нарушение российского законодательства и прав призывника. В повестке было, как минимум, четыре ошибки, задумчиво рассказывает активист, — во-первых, в повестке не было исходящего номера, а ведь это документ строгой отчётности, они все должны регистрироваться в специальном журнале. Во-вторых, явиться в военкомат, согласно бумажкам, я должен был «для медицинской призывной комиссии». Такое мероприятие не предусмотрено законодательством. В-третьих, согласно закону «Об альтернативной гражданской службе», после подачи заявления должно состояться заседание призывной комиссии, которая рассмотрит моё заявление, повестку на которую мне почему-то не вручили до сих пор. В-четвертых, повестка согласно закону вручается заблаговременно, а мне вручили сразу две и явиться я должен был в последующие два дня.

Активист направил жалобы в администрацию президента, министру обороны, краевому военкому, военному прокурору Краснодарского края, прокурору Усть-Лабинского района и исполняющему обязанности, на тот момент, губернатора. По повесткам, которые Савельев называет «повестками неустановленного образца», в военкомат не пошёл.

— После того, как я обжаловал повестки, военком вызывал моих родителей для непонятных бесед о том, что сын у них непутёвый анархист-уклонист. Но эти беседы не возымели последствий, и он обратился в Следственный отдел по Усть-Лабинскому району. Я как раз болел, когда мне позвонили из Следственного отдела и вызвали для дачи пояснений.

20151021D8AjCJC5jPnX289O_6RTE0_large

Удивительно, но Следственный отдел встал на сторону призывника и вскоре отказал отделу Военного комиссариата Краснодарского края по Усть-Лабинскому району в возбуждении уголовного дела.

Там выяснилось, что у меня имеется отсрочка по состоянию здоровья до июля 2016 года, удивляется Александр, — меня этот факт несколько поразил, так как я не знал о её существовании. Так же я попросил приложить к делу копии ответов на мои жалобы. На тот момент повестки признали незаконными краевой военкомат и районная прокуратура. Они внесли предписание начальнику уть-лабинского военкомата, а призыв вскоре закончился.

Плюшевый повод

Новый призыв начался с 1 октября 2015 года. Александр Савельев отмечает, что никогда не скрывался от военкомата и не уклонялся от военной службы. Активист утверждает, что добивается реализации своего конституционного права на замену военной службы на альтернативную гражданскую службу.

— Вот, буквально на днях произошёл очередной инцидент. Я приехал из Сочи на поезде 19 октября, серьёзно говорит Савельев, — когда я собирался выйти из вагона, выяснил, что людей не хотят выпускать по непонятной никому причине и всех отправляют на места. Я всё же пробился к выходу, где стояли сотрудники полиции без жетонов. Проводница указала на меня пальцем: «Вот, молодой человек». Один из сотрудников крепко схватил меня за руку. Он отказался представиться и объяснить причину задержания. Вскоре второй сотрудник взял меня под вторую руку, где-то рядом шли ещё двое в штатском, предположительно сотрудники центра «Э», либо ФСБ. Под конвоем меня повели внутрь вокзала, заявив, что если я попытаюсь убежать, мне «будет плохо». На тот момент я ещё не понимал, с чем связан этот спектакль. Звонить мне запретили.

Как рассказывает Александр, на входе в здание железнодорожного вокзала Краснодар-1 стояло ещё около четырёх человек, ожидавших активиста.

Пока меня вели, я вспоминал, что я в ближайшее время такого писал, кого мог задеть. Мне вспомнилась история с задержанием Леонида Мартынюка на этом же вокзале в сентябре прошлого года, ему тогда дали десять суток, обвинив в мелком хулиганстве. Когда меня привели в опорный пункт, выяснилось, что весь этот цирк связан с самым плюшевым поводом из всех, которые способны придумать наши местечковые власти.

По словам активиста, в его задержании участвовало минимум девять человек: около шести полицейских, двое в штатском (либо центр «Э», либо ФСБ) и сотрудник усть-лабинского военкомата.

BIGdOqX7hSQ— Мне вручили повестку,разводит руками активист,на этот раз три из четырёх нарушений были устранены. Но одно, пожалуй, одно из грубейших, продолжает занимать своё почётное место на этом никчёмном листке бумаги. Меня пытаются вызвать на медицинское освидетельствование, хотя по закону должны на призывную комиссию позвать. Пусть рассмотрят, наконец, моё заявление на замену службы, а потом уже освидетельствуют. Этот порядок нарушать нельзя. Если так, то давайте меня вообще сначала в армию отправим, а потом решим, можно мне служить или нельзя.

Сейчас Александр Савельев составил текст жалобы на злостное и систематическое нарушение российского законодательства и прав призывника. Он не намерен идти в военкомат по повестке сомнительного содержания и планирует добиваться соблюдения всех норм, правил и закона. Пожелаем ему удачи!