ЕСПЧ оценит применение в России статьи 20.3 КоАП | Голос Кубани

ЕСПЧ оценит применение в России статьи 20.3 КоАП

Юристы международной правозащитной группы «Агора» поставили перед ЕСПЧ вопрос о правомерности применения в России ст. 20.3 КоАП (пропаганда либо публичное демонстрирование нацистской атрибутики), предусматривающей наказание за демонстрацию нацистской атрибутики.

По мнению юристов, суды не учитывают контекст и признают виновными тех, кто не планировал оправдывать нацистов.

«До 2014 года ст. 20.3 предполагала наказание не просто за демонстрацию нацистской символики, но с целью пропаганды. В 2014 году были внесены изменения, и в итоге оказалось, что ответственность порождает и пропаганда, и демонстрирование без цели пропаганды»,рассказал Коммерсанту юрист «Агоры» Алексей Глухов.

Юрист отметил, что за прошедшие годы количество приговоров по этой статье выросло более, чем в 3,5 раза,  с 480 до 1 800 и это при том, что абсолютного запрета в стране на демонстрацию свастики нет: по федеральным каналам показывают фильмы про Великую Отечественную войну, в библиотеках хранятся книги с фотографиями военных лет.

«Даже в СМИ можно публиковать свастику, если при этом нет цели пропаганды, так официально разъяснил Роскомнадзор в 2015 году,— пояснил Алексей Глухов.— Запрет установлен только для физических лиц. Я в детском саду ко Дню Победы рисовал танки — с красными звездочками и со свастикой. Со звездочками побеждали. Если я сейчас опубликую этот рисунок в соцсети, то в лучшем случае отделаюсь штрафом».

В ЕСПЧ юристы подали жалобы жителя города Каменки в Пензенской области Ивана Городиского и краснодарца Алексея Мандригели, которые недавно были приговорены к семи и десяти суткам административного ареста за картинки с нацистской символикой.

Оба разместили в соцсети фотоколлажи фотографий Владимира Путина, на которых фигурировала свастика. «Алексей Мандригеля пояснил на суде, что так критиковал решение кандидата в президенты баллотироваться на третий срок, так как усматривал в этом признаки диктатуры»,— пояснил адвокат краснодарского активиста Михаил Беньяш.

«Мы хотим, чтобы ЕСПЧ признал привлечение к административной ответственности за публикацию свастики без целей пропаганды вторжением в свободу выражения мнений, так как национальные суды не учитывают контекст. Но мы согласны, что надо привлекать тех, кто пропагандирует нацистские идеи»,— подчеркнул Алексей Глухов.

«Со ст. 20.3 и раньше были проблемы — суды по разному трактовали ее, в 2014 году ее поправили, но самым несуразным способом»,— сообщил  Александр Верховский, руководитель информационно-аналитического центра «Сова», ведущего мониторинг проявлений нацизма и ксенофобии в России.

Он указал, что в России есть ФЗ «Об увековечивании Победы советского народа в ВОВ», принятый в 1995 году, в котором закреплен прямой запрет нацистской символики, но не оговорено, в каком контексте она запрещена.

«Эта позиция отражена и в КоАП, что неправильно, потому что человек может и историческую фотографию поместить, а может использовать ту же свастику как элемент политической полемики, нарисовав ее на лбу нелюбимого политика. В этом смысле она используется как форма обвинения и явно не пропагандирует фашизм, наоборот, использует его как негативный маркер»,— поясняет Верховский.

Он отметил, что самой простой правкой было бы в первой части ст. 20.3 после слова «демонстрирование» написать «в целях пропаганды», как это написано во второй части той же самой статьи. «Надо бы, конечно, поправить и закон 1995 года»,— добавил господин Верховский.

Читайте также: