Адвоката Михаила Беньяша отпустят из СИЗО под залог в 600 тысяч рублей | Голос Кубани Адвоката Михаила Беньяша отпустят из СИЗО под залог в 600 тысяч рублей | Голос Кубани

Адвоката Михаила Беньяша отпустят из СИЗО под залог в 600 тысяч рублей

Краснодарский краевой суд отменил решение суда Ленинского района Краснодара об аресте адвоката Беньяша на 2 месяца. Адвоката отпустили под залог в 600 тысяч рублей.

Об этом сообщает в своем телеграм-канале краснодарский блогер и активист Александр Савельев из зала судебного заседания.

Сегодня, 23 октября, в Краснодарском краевом суде состоялось оглашение решения по апелляционной жалобе на избранную меру пресечения для адвоката Михаила Беньяша.

Михаила Беньяша принял участие в заседании по видео связи из СИЗО. В заседании также приняли участие и сотрудники полиции, которые утверждают, что Беньяш нанес им побои.

Адвокаты, защищавшие Беньяша, обратили внимание суда, что обвинением не было предоставлено никаких доказательств того, что Михаил может скрыться от следствия.

Защитники настаивали на изменении меры пресечения и предлагали внести залог в 600 тысяч рублей за Михаила Беньяша.

Прокуратур также выступил за отмену постановления суда первой инстанции, так как суд не привёл никаких доказательств в обоснование своих выводов о том, что Беньяш может скрыться.

«Потерпевшие» сотрудники полиции были против изменения меры пресечения, так как «Беньяш имеет более другие условия, чем другие граждане» и несет угрозу для всех полицейских Краснодарского края.

Кроме того, «потерпевшие» сообщили, что адвокат угрожал сотрудникам полиции «служебной расправой» .

В связи этим они попросили суд не изменять меру пресечения для адвоката.

Судья, согласившись с мнением защитников и прокурора, принял решение об отмене постановления суда первой инстанции и принял решение освободить адвоката под залог.

Напомним, 9 сентября 2018 года адвоката Михаила Беняша арестовала полиция в Краснодаре, куда он прибыл, чтобы оказать правовую помощь участникам несанкционированной акции протеста против пенсионной реформы. Сотрудники полиции арестовали Михаила Беняша по подозрениям в нарушении порядка организации публичного протеста, опираясь на его пост в Фейсбуке.

По словам правозащитника, сотрудники полиции затолкали его в машину и выхватили у него из рук телефон, когда он пытался позвонить. Они ударили его головой о сиденье автомобиля и надели на него наручники, вынудив сидеть лицом вниз с руками, заведенными за спину.

Когда машина приехала в отделении полиции в Краснодаре, Михаила Беняша вытолкнули из машины, в результате чего он упал и ударился лицом об асфальт. Затем его затащили в отделение и почти восемь часов продержали без связи с внешним миром. Правозащитник сообщил, что за это время сотрудники полиции несколько раз били  его и толкнули его так, что он ударился головой о металлический сейф.

После избиения Беньяша дважды возили в больницу: диагностировали ссадины на лице, руках, шее, скуле и челюсти, кровоизлияние в левую барабанную перепонку и травматический отит.

11 сентября правозащитника арестовали на 14 суток и назначили 40 часов исправительно-трудовых работ за неповиновение распоряжению сотрудника полиции и нарушение порядка организации публичных протестов.

Позже Михаилу Беняшу предъявили обвинения по ст. 294 Уголовного кодекса Российской Федерации в воспрепятствовании правосудию. Обвинения связаны с происшедшим 6 мая 2018 года, когда судебные приставы выдворили правозащитника из зала суда за то, что тот перебил судью, отстаивая интересы клиента. Когда его тащили из здания суда, он серьезно повредил ногу, ударившись о рамку металлоискателя. 23 сентября правозащитнику предъявили обвинения по ст. 318 УК РФ за насилие в отношении представителя властей, к которому он якобы прибег 9 сентября, когда его пытались арестовать.

28 сентября суд Ленинского района Краснодара продлил срок предварительного заключения до двух месяцев в связи с предъявленными ему уголовными обвинениями. Суд полагает, что правозащитник может спрятаться, угрожать свидетелям и уничтожить доказательства. Суд не принял в расчет тот факт, что у правозащитника двухмесячный ребенок и что его жена вынуждена лечь на операцию в другом регионе страны.