Положение турок-месхетинцев на юге России остается сложным уже больше 25 лет | Голос Кубани

Положение турок-месхетинцев на юге России остается сложным уже больше 25 лет

Группа специалистов из Московской Хельсинкской группы и Информационно-аналитического центра «Сова» провела исследование о положение ахыска(турок-месхетинцев) проживающих в Южном федеральном округе.

Положение ахыска на юге России остается сложным уже больше двадцати пяти лет.

В первую очередь это связано с тем, что до сих пор не полностью урегулированы вопросы легализации турок-месхетинцев в стране (получение временной регистрации, разрешений на временное пребывание, российских паспортов и т.д.).

После распада СССР ахыска, бежавшие в 1989–1991 годах от Ферганского погрома из Узбекистана с советскими паспортами или вовсе без каких-либо документов, переселялись в основном в Россию и Азербайджан, некоторые – на Украину и в Казахстан, а впоследствии часть турок, оказавшихся в Азербайджане и Казахстане, перебралась в Россию.

После изменений в законодательной сфере они превратились в «нелегальных мигрантов», которых российские власти рассматривают наравне с другими «нелегалами», прибывшими из бывших союзных республик в последние несколько лет.

Дискриминация турок приобрела системный характер. Многие ахыска подвергаются произвольным задержаниям, арестам и даже выдворениям. Турки-месхетинцы, не имеющие гражданства России или хотя бы вида на жительство, лишены всех прав и сталкиваются с огромными проблемами в течение практически всей жизни – от рождения до смерти. Они не могут легально устроиться на работу, приобрести жилье, земельный участок, транспорт, зарегистрировать брак, не получают пенсий и пособий, лишены доступа к медицинской помощи. Дети старше 14 лет не имеют возможности учиться (в старших классах школы, колледжах, вузах).

Таким образом, нарушается п. 5 Больцанских рекомендаций, гласящий, что государства обязаны гарантировать право каждого, включая лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам, на равенство перед законом и равную защиту закона.

Ситуация усугубляется общей межэтнической напряженностью, провоцирующей ксенофобные нападения, самым громким из которых стало убийство в 2012 году наци-скинхедами 19-летнего Арслана Назимова. Особенно напряженная ситуация сложилась в Кабардино-Балкарии, где участились случаи групповых нападений и избиений ахыска. Местные власти не уделяют достаточного внимания религиозным потребностям ахыска, препятствуют развитию их религиозной жизни, препятствуют открытию мечетей и молельных домов.

Такое положение создает атмосферу страха, поэтому большинство случаев дискриминации как со стороны официальных лиц, так и со стороны других групп населения остается вне публичного поля. Правозащитные и общественные организации испытывают огромные сложности со сбором информации из-за давления властей и запуганности общин ахыска.

Меры, которые принимают федеральные и местные органы власти, в основном направлены не на устранение проблем турок-месхетинцев и на их интеграцию в общество, и не выполняют таким образом п. 7 Больцанских рекомендаций, в котором говорится, что интеграция может быть достигнута лишь тогда, когда лица, принадлежащие к национальным меньшинствам, участвуют во всех аспектах общественно-политической жизни.

Как известно, в связи со сложившимся тяжелым положением турок-месхетинцев Краснодарского края с февраля 2004 года проводилась программа по переселению их из Краснодарского края в США. В 2004–2007 годы туда переехало около 11 500 человек. На сегодняшний день программа завершена.

При этом возвращение ахыска на историческую родину, в Грузию не ведется из-за отсутствия механизма репатриации и непроработанного законодательства. В декабре 2013 года президент Федералистского союза европейских национальных меньшинств (ФСЕНМ) Ханс Генрих Хансен обратил внимание международного сообщества на проблему турок-месхетинцев и их трудности с возвращением в Грузию в письме к президенту Парламентской ассамблеи Совета Европы, однако эта проблема так и не урегулирована.

Сложившаяся ситуация не отвечает положениям п. 17 Больцанских рекомендаций, где говорится, что в решении вопросов о защите прав лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам, государства должны руководствоваться правилами и принципами, установленными международными документами по защите прав человека, в особенности многосторонними инструментами и механизмами, созданными специально для обеспечения стандартов и исполнения обязательств по отношению к национальным меньшинствам.