В Краснодаре суд рассмотрит жалобу на приговор слепого подростка-инвалида, обвиненного в двойном убийстве | Голос Кубани

В Краснодаре суд рассмотрит жалобу на приговор слепого подростка-инвалида, обвиненного в двойном убийстве

Марк Яворский после СИЗО

Краснодарский краевой суд рассмотрит апелляционную жалобу инвалида I группы подростока Марка Яворского, осужденного на восемь лет за убийство двух мужчин в Сочи, несмотря на наличие тяжелого заболевания глаз и алиби.

Марк Яворский, заявил, что настоящие убийцы находятся на свободе, в то время как он является лишь свидетелем произошедшего в здании заброшенного санатория «Москва» конфликта. Инвалид по зрению I группы физически неспособен убить двоих взрослых мужчин и избить третьего, заявила мать обвиняемого Оксана Яворская.

«После новогодних праздников Краснодарский краевой суд приступит к пересмотру дела №1-4/2016 о двойном убийстве в Сочи», — рассказала корреспонденту «Кавказского узла» помощник судьи Хостинского района Ирины Клименко Александра Нечукина. По ее словам, дело уже передано в краевой суд, который установит точную дату.

В январе 2015 года 16-летнего юношу задержали по подозрению в убийстве двух бездомных. Марка заключили под стражу.

Марк до потери зрения

Как сообщает «Радио Свобода», из материалов уголовного дела следует, что в 2015 году Марк Яворский со своей девушкой Яной посещал здание заброшенного санатория «Москва» в Сочи, так как родители на разрешали подросткам встречаться дома. Там Марк и познакомился с бездомными людьми. Они рассказывали, что приехали в Сочи на заработки, но им не заплатили. И денег, чтобы вернуться домой, нет. Марк приносил бездомным продукты и лекарства.

Через неделю после знакомства 18 января 2015 года Марк и Яна снова пошли в здание санатория. Бездомные выпивали и предложили подросткам присоединиться. По версии защиты, один из бездомных Валерий Шулико украл из сумки девушки восемьдесят рублей. Марк потребовал вернуть деньги. Другие бездомные вспомнили, что Шулико раньше воровал у своих, и стали избивать его. В пьяном угаре бездомный Максим Корниенко предложил «пустить Яну по кругу». Марк ударил Корниенко по щеке. Тогда бездомные набросились на Корниенко и стали бить его.  Марк не принимал участия в расправе. Он вызвал такси и в девять вечера был дома. Это зафиксировала видеокамера магазина напротив.

До утра следующего дня Марк находился в своей квартире и разговаривал по мобильному телефону. Этот факт подтвержден данными биллинга и приобщен к материалам дела. На следующий день Марка арестовали по подозрению в убийстве.

Корниенко и Шулико скончались от побоев. «По данным медицинской экспертизы, бездомные умерли ближе к утру от тяжелых повреждений, которые им нанесли за три-четыре часа до этого. В это время Марк уже был дома», – сказал адвокат Яворского Алим Таукенов.

10 декабря 2015 года алиби Марка подтвердили три судмедэксперта, назначенные следствием. Они сообщили суду, что телесные повреждения, которые привели к смерти Корниенко и Шулико, были нанесены после полуночи.

После ареста суд постановил отправить Марка в СИЗО Армавира. Суд избрал подобную меру пресечения, потому что Яворский «может сбежать или оказать влияние на следствие». Следствие не приняло во внимание, что у тяжело больного подростка есть постоянное место жительства, родители, которые о нем заботятся, он учится и никогда раньше не нарушал закон. Заключение Марка Яворского под стражу – грубое нарушение постановления правительства РФ от 11 января 2011 года. Тяжелые заболевания глаз входят в перечень болезней, препятствующих содержанию под стражей подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений.

По версии следствия, Марк Яворский совершил преступление по ст. 111 УК РФ («Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевших»). Бездомных Андрея Козлова и Сергея Дмитриенко тоже обвинили по этой статье.

«После ареста на Марка следователи сразу стали психологически давить. Полицейские говорили ему: «Пиши чистосердечное, тебя, инвалида, сразу отпустят». Сын отказался наотрез. Он сказал, что будет сидеть в СИЗО пять лет, но в убийстве людей, которое он не совершал, не признается», — рассказывает мать подростка.

Марк провел в СИЗО Армавира год и четыре месяца, в результате он потерял остатки зрения.

В конце 2015 года закончилось следствие и началось судебное разбирательство. Заседание проходило в закрытом режиме. Все ходатайства защиты изменить меру пресечения судья отклонял. На судебных заседаниях Марк несколько раз падал в обморок, ему вызывали скорую. Адвокат рассказал, что, по версии следствия, Марк был инициатором расправы над бездомными и лидером их сообщества.

«Все свидетельства в защиту Марка следствие игнорировало. Одежду, в которой он был в день преступления, на экспертизу брать не хотели. В помещении, где убивали бездомных, все было в крови. А на вещах Марка – ни одной капли. Другие обвиняемые и свидетели обвинения, которые присутствовали во время убийства, повторяли, как под копирку, показания, что драку затеял Марк и самые страшные удары наносил он. Вдруг недавно один из свидетелей обвинения Афонин изменил свои показания. Он рассказал правду: Марк ударил одного из погибших по щеке, а потом уехал, а убивали другие люди», – рассказал адвокат.

Неожиданно прокуратура Краснодарского края обжаловала решение суда продлить домашний арест Марка Яворского. 19 мая подростка отправили под домашний арест: ему нельзя выходить из квартиры, пользоваться интернетом и разговаривать по телефону.

«Видимо, следователи хотели быстро «срубить палку». Обвиняемый – подросток-инвалид из бедной семьи. Когда поняли, что у Марка появились защитники, стали как-то выпутываться из ситуации. Двух следователей, начавших вести это дело, уволили или они по собственному желанию ушли», – говорит общественный защитник Марка Наталья Грановская.

«Против слепого подростка не было никаких улик, кроме свидетельств взрослых ранее судимых мужчин. Один из обвиняемых, Козлов, уже отсидел срок за нанесение тяжких телесных повреждений. На меня большое впечатление произвело, что на Марка не удалось надавить. Он отказывался признаваться в убийстве несмотря на побои и угрозу здоровью. В СИЗО Марк не озлобился. Он отдавал другим подозреваемым свою одежду, спокойно и достойно вел себя в конфликтных ситуациях. На адвоката денег у семьи не было. Я наняла защитника и оплачивала его работу. Депутат Государственной думы Дмитрий Гудков написал запрос, который я отправляла во все инстанции. Мы настаивали, чтобы Марку провели медицинское освидетельствование. Справка об инвалидности для российской пенитенциарной системы – пустой звук. Медицинское освидетельствование состояния здоровья Марка делали с многочисленными нарушениями: без применения нужного оборудования или в больнице для совершеннолетних. Мы неоднократно оспаривали результаты этого обследования. В конце концов, нам удалось добиться изменения меры пресечения. Я очень надеюсь, что Марка оправдают. Тогда мы будем требовать от российского государства компенсацию за страдания, которые подросток уже пережил», – отмечает правозащитница.