Лесные VIP-обитатели | Голос Кубани

Лесные VIP-обитатели

Как на черноморском побережье «маскируют» дворцы первых лиц.

Около «дачи Пригожина» под Геленджиком охранники с автоматами задержали внештатного журналиста «Дождя» и сопровождавших его экологов. На этот раз легко отделались – после опроса в полиции их отпустили. Несколько лет назад за визит на «дачу Ткачева» и надписи на заборе, которого на землях лесного фонда вроде бы и не должно быть, активисты получили по три года условно.

2016-11-23_prigojin-dacha_dsc09073-previewКто еще из высокопоставленных персон неплохо устроился на побережье, как дворцы превращаются в «пансионаты» и почему после присоединения Крыма российские чиновники не спешат осваивать Ялту, рассказал заместитель координатора Экологической Вахты по Северному Кавказу Дмитрий Шевченко.

Представители этой организации много лет борятся с возведением в реликтовых лесах дворцов и захватом побережья.

— Кубань как место для VIP-отдыха выбрала еще советская элита, подобные «дачи» здесь появились во времена Сергея Медунова (друг Брежнева и первый секретарь Краснодарского крайкома Медунов обвинялся в коррупции. Несмотря на снятые обвинения стал одним из символов жизни номенклатуры эпохи застоя – прим.авт.). Тогда партийные бонзы отдыху на море предпочитали охоту, да и представить даже члена ЦК КПСС на личной яхте было немыслимо. Для отдыха использовалось, например, закрытое охотхозяйство в заказнике «Красный лес».

С Дмитрием беседуем в офисе ЭкоВахты во дворе трехэтажного здания в центре Краснодара. Наверх ведет крутая винтовая лестница, этажом ниже самозабвенно учатся играть на гитаре и ударных.

collage_photocat— Первая информация о том, что ведется строительство на мысе Индокопас под Геленджиком появилась как раз в середине нулевых. Сначала там вырос забор, табличка на котором сообщала, что ведется строительство какого-то детского лагеря. Пресса сообщала о возведении некой резиденции для глав СНГ. Затем бизнесмен из Санкт-Петербурга Сергей Колесников открыто рассказал об истинном предназначении огороженной территории, сегодня известной как «дворец Путина».

Примечательно, что с первыми стройками появились первые схемы одурачивания местных жителей и активистов: VIP-объекты маскируются под общественные, официально называясь «пансионатами», «базами отдыха», «духовно-культурными центрами».

— Кстати о последнем. Как экологи узнали о строительстве «дачи патриарха»?

77cfc621e9010a722cd1b9223026bd9c— С «дачей патриарха», расположенной на окраине села Дивноморское произошла анекдотическая история. По соседству с ней компания «Модус» планировала инвестировать в строительство закрытого элитного клубного поселка. Он должен был находится на землях государственного лесного фонда, возведение капитальных строений в котором запрещено. Чтобы пройти экологическую экспертизу, «Модус» попытался протащить проект через общественные слушания.

Геленджикские активисты выступили против, представитель компании обиделся: чего к нам привязались, по соседству вообще патриарх дачу строит! Так впервые услышали о «даче патриарха».

По документам на этом месте еще в 2005 году при Алексии II заложен духовно-культурный центр Русской Православной Церкви и патриаршее подворье, причем заказчиком строительства выступило управление делами администрации президента.

Часть земельного участка приходится на территорию лесного фонда, кроме того, по всему массиву росла краснокнижная пицундская сосна. Если ее вырубку обосновывать официально, то за каждое уничтоженное дерево придется выплачивать компенсацию, а это в ценах даже десятилетней давности от 500 тысяч до миллиона рублей. Экологам дважды удалось попасть на территорию VIP-объекта, мы увидели сотни пеньков срубленных пицундских сосен.

— «Дворец Путина», «дача патриарха», «дача Ткачева», теперь еще и «дача Пригожина». Почему эти люди выбирают именно Геленджик и Туапсе? Перечисленные объекты расположены близко друг к другу…

— Думаю, причиной обилия подобных дворцов, помимо уникальной природы черноморского побережья, стало потворство местных властей. В истории с «дачей патриарха» на первоначальных документах стоят подписи на тот момент вице-губернатора Кубани Александра Ремезкова (сейчас депутат Госдумы – в прошлом созыве от «Единой России», в этом – от эсеров – прим.авт.) и мэра Геленджика Виктора Хрестина. Полагаю, что именно Ремезков был инициатором этой стройки, а Хрестин выступил в роли технического исполнителя, подыскав место.  Для местных властей выступать в роли «официантов» при VIP-объектах очень выгодная позиция, высокие «клиенты» могут прикрыть в критических ситуациях.

В городе-курорте для многих не секрет, что благодаря наличию VIP-объектов Виктор Хрестин имеет выход на администрацию президента и Московский патриархат РПЦ (вообще Геленджик город сверхкоррупционный), этим объясняется его несменяемость несмотря на коррупционные скандалы.  Есть информация, что в прошлом году, когда новый губернатор Вениамин Кондратьев устраивал показательные порки мэров, Хрестин усидел лишь благодаря вмешательству патриарха Кирилла — мол, тот звонил Кондратьеву и просил «не брать грех на душу» и не трогать главу Геленджика. Не знаю, было ли так на самом деле, но версия выглядит правдоподобно.

Почему подобные «дачи» не строят в Сочи? Негде разгуляться, территория Большого Сочи —  это узкая полоса вдоль берега и железной дороги. К тому же, там уже расположена резиденция президента «Бочаров ручей». Официальный приезд первых лиц — процедура, о которой из-за перекрытых дорог тут же узнает полгорода. Подозреваю, что и Путину, и патриарху, и министру Ткачеву хочется отдохнуть кулуарно, без лишних глаз и выставленного на рейд боевого сторожевого корабля. Для этого и строятся подобные «дачи».

Любопытно, что одновременно с появлением «дворца Путина» под Геленджиком там началось строительство нового аэровокзального комплекса и взлетно-посадочной полосы. Зачем курорту современный аэропорт, работающий в полную силу только несколько месяцев, как не для приема особых самолетов с одним пассажиром на борту?

— И там же появилась «дача Пригожина», о которой первым рассказал Фонд борьбы с коррупцией. Вместе с журналистом вы недавно побывали около нее. Какие впечатления? 

— Экологическая Вахта провела общественную инспекцию южной «дачи» одного из загадочных представителей ближайшего окружения президента, известного как «повар Путина» и хозяин основанной на миллиардных господрядах бизнес-империи.

Участком на территории Кабардинского лесничества владеет фирма «Турстатус», среди учредителей которой компании жены и тещи Евгения Пригожина.

Судя по открытой информации, строительство «дачи» началось или в конце 2014 года или в начале 2015-го. Это земли лесного фонда, что не отрицается даже властями, но по периметру развешаны таблички с предупреждением о «частной территории». С северной стороны «дачи Пригожина» КПП с воротами, с восточной – забор. Когда нас задержали охранники, внутри КПП увидел схему участка, согласно которой он огорожен не полностью. На территории две группы коттеджей, основной, с бассейном, наверху, второй расположен над обрывистым берегом. Ведется ландшафтное благоустройство.

Что удивило больше всего – система тушения лесных пожаров. В этой местности лес очень сухой и часто загорается, поэтому «дачу Пригожина» окружает цепочка из баков для воды, соединенных шлангами. Подумал, что это для водоснабжения, но один из задержавших нас охранников проговорился об истинном предназначении. При пожаре открывается кран и, видимо, путем капельного орошения, заливается лиственная подстилка вокруг «дачи», чтобы огонь не перекинулся на территорию.

Вероятно, после пристального внимания к объекту владелец оперативно попытаются изменить целевое назначение земель. Например, Московская патриархия обнесла участок лесного фонда глухим забором, сделав его фактически частной территорией. «Дворец Путина» под Прасковеевкой на мысе Индкопас официально значится «пансионатом».

— А «дача Ткачева», как неоднократно заявлялось, база отдыха для работников ЗАО «Агрокомплекс имени Ткачева Н.И.»?

tkachev — «Дача Ткачева» это участок примерно в десять соток, формально относящихся к землям поселка Бжид, на котором и стоит его коттедж. Вокруг действительно земли лесного фонда, арендованные ЗАО «Агрокомплексом» — одним из крупнейших холдингов АПК, аффилированном с семьей экс-губернатора и названном в честь его отца. Ни разу в ходе общественных инспекций мы не видели там отдыхающих доярок или комбайнеров. Более того, вокруг «дачи Ткачева» ряд земельных участков, оформленных на граждан, которые, по нашей информации, являются родственниками нынешнего министра. Получился вот такой многослойный пирог вокруг «дачи», оберегающий отдых от случайных посетителей.

Дальше – больше: в этом году участок акватории Черного моря перед элитным объектом сдан в аренду на 25 лет, якобы, для разведения мидий. Мы же понимаем, что с помощью символической аренды решили прикрыть «дачу» и со стороны моря.

— Как местные относятся к этим резиденциям?

— Местных они практически не затрагивают. Иногда люди получают даже какую-то выгоду, например, после строительства «дачи Ткачева» отремонтировали дорогу в поселке Бжид. Доступ к морю, который перекрывают подобные объекты, их почти не волнует – жители побережья сами редко купаются в море. Протестную волну, в основном, поднимают туристы, ежегодно отдыхающие в этих местах.

Так, например, было с «дачей Медведева» на Утрише в Анапе. Использовалась схема, как и при строительстве «дворца Путина»: объявили, что возводят физкультурно-оздоровительный комплекс. Если бы Дмитрий Анатольевич «продавил» строительство, несмотря на общественное возмущение, на карте появилась бы очередная «дача». Но, кажется, Медведев был заинтересован в строительстве куда меньших лиц, желавших наварить на этом деньги. Возведение подобных объектов это неучтенные миллиарды рублей, выводимые из сомнительных фондов и некоммерческих организаций. Рабочие из еще одного объекта – резиденции «Лунная поляна» в Лагонаки – рассказывали, как несколько раз приходилось полностью перекрывать крышу, потому что кому-то из руководителей стройки не нравился ее цвет. Такие объекты могут перестраиваться несколько раз, на чем наживаются многочисленные аффилированные фирмы.

— На активистов неоднократно нападали охранники этих дворцов. Их также набирают из местных?

— Судя по всему, нет. На «даче Пригожина» нас задержали некие автоматчики без нашивок, опознавательных знаков и бейджев. Они были в камуфляже, как герои репортажей о Донбассе. В полиции сообщили, что это лицензированный ЧОП, но название не сказали. Охранники, как я понял, приезжие – они плохо знают местность, их откуда-то привезли. Возможно, это тот же ЧОП «Рубин», что охранял «дворец Путина».

— Ситуация с захватом побережья как-то изменилась после присоединения Крыма?

— Думал, что прессинг на Краснодарский край по части элитных объектов спадет, но чиновники и их окружение в Крым особо не едут. Предполагаю, что бояться нестабильности, изменения внешнеполитической ситуации, ожидают официального международного признания статуса полуострова. К тому же, как я подозреваю, не очень-то доверяют новым крымским властям. На Кубани же все урегулировано: с местными чиновниками взаимопонимание полное, информационное поле давно вычищено, многие активисты «выдавлены» из региона или ходят под уголовными делами.

Читайте также: